ГЛАВНАЯ   ЛИТЕРАТУРЩИНА


 

■МАЗАФАКА ПэСэН  Владивостокские спелеологи

 

0,1 ЛЬЕ ПО КУЛУАРУ ИЛИ

ПРАВИЛА ЭКСПЛУАТАЦИИ ИНТЕРГАЛЛАКТИЧЕСКИХ НАДУВНЫХ КОРАБЛЕЙ

Ни разу не фантастический рассказ с элементами буйной фантазии и тихого помешательства

 

 

“Просто у каждого в голове свои тараканы…”

Великий таракановед Иван Федорович Крузенштерн

 

 

НИИ Высокотоксичного производства объявляет о поступлении в свободную продажу нового средства против тараканов, мелка “Машенька-X-ray”. Высокая эффективность препарата основана на принципе тотального уничтожения всех белковых форм жизни…

Рекламный ролик на радиоволне “Инопланетное вторжение”

 

 

Действующие лица :

Авдеев Макс – отважный кинооператор

Фролова Таньча – доблестный завхоз и медик

Чуйко Кир, Юзан Илья, Маньяк - …(вырезано цензурой)…

 

Другие действующие лица :

Гвардии Байдарры Шнапс-капитан 1 ранга Авдеев Максим – командир БЧ-4

Гвардии Байдарры Подполковник Фролова Татьяна – начальник мед.службы

Гвардии Байдарры Шнапс-капитан 1 ранга Чуйко Кирилл – командир БЧ-1

Гвардии Байдарры Шнапс-капитан 1 ранга Юзан Илья – командир БЧ-5, командир                     

                                                                                                дивизиона живучести

 Гвардии Байдарры Шнапс-капитан 1 ранга КВ – командир корабля

Марья Ивановна – кибернетический преподаватель с.ш. 1245Х-73 в районе a Одноногого

                                 Кенгуру.

Дети – несовершеннолетние гуманоидные формы жизни из района a Одноногого Кенгуру.

                               

 

2002 год, хребет Чандалаз.

 

Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой…

С.Я.Маршак “Психология бессознательного при проектировании атомных реакторов”

 

Спокойное июньское утро. Щебетанье птиц, купающееся в море зеленой листвы. Голубое небо разливает вокруг ласковые улыбки первых лучей солнца, тихо радуясь новому дню. Скалы, еще хранящие ночную прохладу, медленно просыпаются к жизни, нежась в первых потоках  утреннего тепла.

 Стук камней на сыпухе, сдавленное кряхтение и злые матюгальники в картину вписываются плохо. Но они тоже существуют в это утро. Два тела в проглиненной одежде, сгибаясь под тяжестью рюкзаков, медленно спускаются вниз с хребта.

-          Блин, когда на этой чертовой сыпухе канатную дорогу сделают.

-          Ага, или фуникулер. А еще лучше, если троллейбус пустят от Луговой.

-           Я бы сейчас на чем угодно спустился, хоть на лодке.

-          Ты еще скажи на ПСНе…Зимой…По снегу.

-          А что, неплохая идея.

-          Хахахахаха (нервный смех).

  

 

Далекое будущее, созвездие Одноногого Кенгуру.

 

Ученье свет…

Сендецкий С.И. военный инструктор при 147 отдельном прожекторном батальоне.

 

Дети очень любили уроки по истории допотопных галактик, и каждый раз с нетерпением ждали нового занятия. Они знали, что учитель обязательно расскажет им какую-нибудь интересную историю. Особенно они любили рассказы про отважных интергалактических лукоедов и про первые полеты в глубоком космосе. Правда, они не знали, что такое лук, так как при столь жестком радиоактивном излучении  как на их планете могли расти только кремниевые робото-папоротники. Не знали они и что такое диван в зеленую полоску и что значит пихать макароны в варежку, но слушать было все равно интересно.

-          Марья Ивановна, расскажите еще про первый интергалактический плотик.

Марья Ивановна вздернула плазменными оптодатчиками на класс и раздраженно повела манипулятором.

-          Да вы чё, блин, совсем опухли! Я уже сто раз вам про этот плотик рассказывала, я заколебалась уже. Давайте лучше про первую термоядерную войну между лягушками и мышами речь пихну…

-          Нет, Марья Ивановна, мы хотим про плотик. Ну, пожалуйста…

-          Ладно, шут с вами. Слушайте тему про первый интергалактический плотик, так его растак…

 

Из архивов министерства обороны всей обитаемой галактики .

 

Совершенно секретно…

Выдержка из газеты “Совершенно секретно”

 

…Утвердить условия проектирования опытного образца интергалактического корабля (проект 11_ _99) широкого назначения, способного длительно вести охрану рубежей галактики.   Учитывая планы  опытно-конструкторских работ (ОКР) в обеспечении повышения тактико-технических элементов (ТТЭ) корабля, разработке вооружения новых видов, совершенствовании корабельной архитектуры, обитаемости, скрытности корабля, включая создание малошумных механизмов, оборудования и повышения их надёжности, поручить проектирование СКБ – “Тульские самовары”, строительство Каракумскому Адмиралтейскому заводу…

 

Февраль 2004 года, гэ Владивосток.

 

…В телефонной трубке эти много лет спустя одни  гудки…

Из объяснительной техн. директору телефонной компании “В зубах доска”

 

Бывают вещи которых не ждешь совсем. Даже потенциально. То есть не как к примеру путевку из военкомата на паровоз до границы “… явиться конному, людному, вооруженному к вокзалу ”. Этого как бы не очень хочется, потому и не ждется. Но в принципе такое возможно. Или как однажды утром зайти в ванную и обнаружить там Женю Гущина и Александра Васильевича Суворова, которые весело закричат  “МК-на мыло! Вперед на Бухару!”, дадут тебе ружьё, саперную лопатку, бублик и уволокут за собой в неведомые дали. То есть это было бы неплохо, но искажения пространственно-временного континуума после внедрения в промышленность первых тепловых  датчиков встречаются очень редко, поэтому на такую удачу даже не надеешься. Этого телефонного звонка я не ждал совсем. Не ждал, не надеялся, не верил. Из разряда событий - “неочевидное, маловероятное”. И тут звонок – “…приходи…”

Чего ради? Давно отгремели раскаты лукоедских спелео-хождений, кануло в историю КБТ. Жизнь плавно шла путем одиночных разведывательно-диверсионных хождений и историко-краеведческих исследований в области фортификции. Там, тоже было что-то своё и без меня прекрасно обходились. Зачем же позвонили? Стало немного интересно и я пошел. После первых слов про ПСН, горнолыжку, и про то что, ”поехали, мы ж давно хотели…” я малость опешил. Столько времени прошло, и тут на тебе. Вы благородные доны вспомнили бы ещё про Ватерлоо, про Бородино и Жана  б*я  Поля б*я  Бельмондо. Нет уж, рад был конечно вас повидать, однако позвольте откланяться. Вот тут бы про все и забыть, и забить. Но  на всё воля Байдарры. На обратном пути в моей цельнометаллической голове крутились мозгосотрясительные картины спусков во всех возможных вариациях. И уже на подходах к дому под их стремительным натиском рухнули последние рубежи благоразумия. Если ты “того”, то медицина тут помочь бессильна.

Выезд назначили утром в субботу, 15 февраля. В пятницу вечером я приперся на работу с рюкзаком, в военной форме и криками “Слоны идут на север!” Обалдевшему охраннику объяснил, что психиатрическая неотложка мне не нужна, просто на выходные я ухожу в морской поход к берегам Тимбукту. Напарник, подозрительно покосившись на меня, заперся в помещении соседнего канала и долго не выходил оттуда. Остатки вечера я пугал припозднившихся сотрудников строевой подготовкой в общем коридоре и возгласами, типа – “Зольдатенс!…Фюр кайзер гот ун фатерланд!” Поход начинался…

 

Из архивов министерства обороны всей обитаемой галактики.

 

На луну, или взорвемся !!!…

Демьян Первопечатный, начальник дистанции связи

 межконтинентальной железнодорожной магистрали.

 

…В качестве полигона для проведения испытательного пуска головного корабля проекта 11_ _ 99 назначить космодром “Кулуар” в районе хребта Чандалаз. Начальникам службы снабжения и вспомогательных служб принять все необходимые меры для обеспечения успешного запуска.

Пуск должен состоятся, не зависимо от погодных условий…

 

 

 

Февраль 2004 года, г. Владивосток.

 

Над холмами, реками и ещё дальше несёмся мы к чертям собачьим,

как будто делать нам больше нефиг…

Из произведений финского квартета балалаечников-матершинников “Рыба каждую ночь”

 

 

Поход начинался плохо. Мешали погодные условия и неисправности щеточно-коллекторного аппарата. После звонка в 6 часов утра, Макс Авдеев, наш доблестный водитель и кинооператор уныло сказал, что мы никуда не поедем из-за снегопада. Ээээ, мы так не договаривались. Звоню Кириллу. В ходе непродолжительной дискуссии сходимся на том, что поездка состоится при любом раскладе, только в другое место и немного другим составом. Спустя некоторое время он забирает меня с работы на машине, под облегченные вздохи охранника и моего напарника.

Сидим на конспиративной квартире. Отказаться от возможности гробануться на кулуаре  было выше моих сил. Поэтому пришлось применить против Макса психологическое оружие системы ”…мы все тебя только ждем, ехать надо и вообще снег уже почти кончился, давай собирайся…” Нехотя он согласился. Еще какое-то время препирался с Киррилом по телефону на вечную тему “кто виноват и что делать”. Дебаты, наконец, окончены. Пока Макс собирается, я провожу небольшие организационные изменения, связанные с кадровыми перестановками в экипаже плота. Несколько телефонных звонков и ситуация более менее утрясается. Чтобы придать этому процессу логическую завершенность  решаюсь на подлое диверсионное дело. Технично отработав у Таньчи записную книжку, сажусь на телефон. Когда-то давно, я служил хулиганом на телефонной станции. Сейчас старые навыки пригодились мне. Поочередно набирая телефонные номера из книжки, я от лица спелео-клуба организую мероприятие из серии “катание снежных чучело¢в, швыряние снежков, падения с горок” и говорю всем, как несказанно рады будут видеть их на этом торжественном мероприятии, сегодня, на остановке Ворюг, в час дня, сколь польщены будут их присутствием и так далее и так прочее. Короче, приходите, без палева, рады будем вас видеть. Все почему-то верят На вопросы – “Веланский (Авдеев, Мусульманин) это ты?” отвечаю нейтральным- “угу”, что воспринимается всеми как подтверждение. На слегка удивленные вопросы-“Кто это?”, отвечаю неоднозначно- “Спелео-клуб”. В общем, спелео-клуб действительно организует массовое культурно-развлекательное мероприятие, только он об этом еще не знает. А когда узнает, деваться будет уже некуда.

Не прошло и полугода, как Макс собрался в дорогу. Быстро утрамбовав вещи в его машину, выезжаем из города. Кстати, выезд состоялся почти на 3 часа позже запланированного. На Угловке подбираем нашего соратника и единомышленника, бесстрашного Илью Юзана. С первых же минут совместной поездки он заявляет, что ни диван в зеленую полоску, ни столик в форме Ин-Янь ему не нужны, а сам он хочет уничтожить что-нибудь прекрасное. Столь высокий боевой дух  и морально-психологические качества внушают уважение и изрядную долю оптимизма. На складах снабжения Приморской сухопутной флотилии в городе-герое Артем пополняем бортовые запасы, принимаем продовольствие и топливо. Теперь можно двигаться дальше, навстречу неизбежному.

 Колеса машины с безразличным упорством слизывают с дорожного полотна километр за километром. В магнитофоне крутятся похабно-развращающие песни группы “Черная собака” о том, как особенности анатомического строения организма могут повлиять на чистоту и искренность человеческих взаимоотношений. Макс высказывается о справедливости данных утверждений. Илья пускает пену изо рта и иногда сожалеет о судьбах нации. Кир рассуждает о практичности хранения макаронных изделий в перчатках или варежках. Таньча прикидывается, что её здесь нет. Чтобы пресечь дальнейшее моральное разложение экипажа, начинаю пихать речь о том, как подобает себя вести истинному военно-космическому офицеру. Попутно распределяем должности на готовящемся к запуску  спасательно-интергалактическом  средстве. Кир назначен штурманом, Макс будет специалистом связи, Илья главным механиком, а Татьяна специалистом–медиком. Я получаю должность адмирала плота. На подъездах к завезенному к нам из Очень Средней Азии хребту с нецензурным названием Чандалаз проводится заправка жидким топливом. В ходе заправки мы нашли два ничейных спальника и безвозвратно утеряли один головной убор.

 Пугая своим угрюмым видом двух заплутавших здесь на свою неминуемую погибель туряг, подъезжаем к подъему на кулуар. Замечаю Кириллу о том, что не далее как в текущем тысячелетии мы с ним заныкали на этой полянке газовый баллон и энное количество отборнейшего бензина. Прям где-то здесь, в каком-то костерке. Поискать бы надо. Кир соглашается, но указывает на то, что сначала заброска, потом бензин. Быстро выгребаемся из машины, начинаем паковать ПСН и материально-техническую часть для завтрашнего спуска. Уже темнеет, а нам надо успеть закинуть сегодня вещи как можно выше.

На склоне лежит неплохой слой снега, поэтому подниматься тяжеловато. Время от времени передаем по цепи рюкзак с ПСНом. Для облегчения подъема активно используется высокотехнологичный агрегат…лопатка. Камни, прикрытые снегом, постоянно скользят и норовят уехать из под ног, приходится поддерживать друг друга.

Вспоминаются героические NightWish’евские темы. На скорости продвижения это мало сказывается. Илья утверждает, что лопата-это ругательное слово.

 Уже в полной темноте мы подняли рюкзак примерно на две трети высоты сыпухи. Последнюю ходку делал я с Киром, оставив притомившихся товарищей внизу. Прислонив груз к развилке дерева, прикрутили к нему для надежности пакеты с мат.частью, передохнули и начали спуск. На обратном пути в голову забредали какие-то дурацкие мысли о том, как здесь красиво, не смотря ни на что. Вот ведь глюки! Чуть ниже ручья нашли подозрительно красную куртку, которую отдали Таньче. На этом чудеса не окончились. На поляне стоял абсолютно бесхозный джип. Макс быстро подобрал к нему ключи, мы забились внутрь и поехали. Ночь было решено провести на ЗКП хребта “Ферма”. Туда и отправились. Вроде все шло нормально, однако нас не покидало какое-то сдавленное ощущение. Внезапно Илья взвился со своего места - “Стой, стой! Мы ПСН на склоне забыли…”

 

 

 

Далекое будущее, созвездие Одноногого Кенгуру.

 

                                                                                    Мама, зачем на этот поезд приобрели билет,

                                                                       как бы теперь нам с этим билетом не угодить на тот свет…

Песенка из мультфильма “Бронепоезд 1469”

 

 

-… Ну и вот, малолетние потрошители. Эти перцы, невзирая на все опасности, добрались до космодрома и приволокли туда этот мазафака ПэСэН. Потому, что они очень хотели полететь на нем и ещё потому, что они служили на благо родной галактики и луку поели…

-     Марья Ивановна !

-          Ну, чё тебе неймётся?

-          А вы говорили, что при налете зеленых змеев и розовых летающих слоников в районе туманности Е-катериновка, главный механик Юзан потерял шлем из кривотекса.

-          Да, есть такая маза. Типа, этот шлем-это защита от жесткого радиоактивного излучения. А чё бы механик без шлема дуба не нарезал, ну у них, типа, реальный медик был такой, эта… Фролова Татьяна, во. И, типа, она ему другой шлем подогнала.

-          А что значит “…на перевале, за Новой Москвой привязали платок на ветку… ”

-          Блин, ты чё, ваще тему не просекаешь. Ну Новая Москва – эта, типа, звезда новая такая была. И они, типа, лоцманский знак оставили, навроде радиомаяка, чтоб другие туда не залетели . И не на перевале, наверное, а на перигелии…

 

2004 год, хребет Чандалаз.

 

                                                                                                                                - Главное ведь люди. 

                                                                                                                  -  Ну, это смотря какие люди...

Из сборника туристических рассказов “Поход в кино ”

 

Всё в этой жизни фигня, кроме пчёл. А мы ведь даже не на пасеке…

Редьярд Киплинг, “Пчеловодство как основа сварного кораблестроения”

 

 

Ферму обжили быстро. В углу фырчал примус, народ готовил ужин и занимался переупаковкой вещей. Вроде все нормально, обычная походная суета. Но, как-то было мне здесь не очень уютно. За последнее время я сильно успел отвыкнуть от компаний, в которых больше одного человека. Чтобы не смущать всех своей унылой мордой, сдвигаюсь в дальний угол и делаю вид, что задремал. За ужином, проводится определение физико-химических показателей принятого днем топлива. Я, между тем, составляю план мероприятий направленных на укрепление внутри коллективных связей в экипаже плота.

Отужинав и определив все необходимые показатели качества топлива, граждане военно-космические офицеры укладываются баинькать. Я приступаю к реализации секретного оперативного плана под кодовым названием “В гостях у Чандалаза”.

-          Илья, слушай, дай фонарик ненадолго.

-          Да, держи. А зачем он тебе сейчас?

-          Ээээ… ну, на улицу надо выскочить.

 Убедившись, что все легли отдыхать, выхожу наружу. Помимо фонаря, у меня за поясом самая необходимая в подобных вылазках вещь-топорик. Итак, угля топкам, полный вперед!

Под ногами настороженно поскрипывает снег.  Иду по дороге в сторону Ручейковой поляны. Слышно как под порывами ветра стонут деревья на хребте. В воздухе мечутся колючие снежинки. Сквозь облака иногда мелькает вышедший на охоту Орион. Я салютую ему и направляюсь дальше. Некоторое время стою на поляне. На фоне серых, словно подсвеченных изнутри, снежных облаков хребет выделяется угрюмой черно-серебристой стеной. Зрелище до тоски завораживающее и неприступное, трудно оторвать взгляд. Деревья всё шумят… Брррр, чего это я? Ах, да, о птичках… Нам собственно в Близнец надо. Когда тут следующий автобус? Как и следовало ожидать, следующий автобус был  11 маршрута “Топайсам”. А ладно, не привыкать. Вот собственно и Близнец. Бревно над входным колодцем кто-то пустил на дрова, пришлось переползать скальным. Топорик за поясом, в качестве страховки, добавлял уверенности. До дна и обратно, ничего сложного. Спустя какое-то время я вновь сидел на камне перед входом, клацал зубами на пролетающие снежинки, слушал как прыгает по склонам ветер . Большая часть неувязок, недоразумений и антиобщественного настроения осталась где-то за винтом. На ферму  вернулся около 3 часов ночи. На обратном пути состоялось краткий боевой контакт с Машенькой (сволочь!) Проведя краткое заседание по подведению итогов операции, ложусь спать.

На утро проявился синдром “следующего дня”. Поднялись достаточно поздно, долго собирались, завтрак плавно превращался в обед. С фермы выехали почти в час дня. Запаковав необходимые вещи, ползем вверх по кулуару. Парадокс, но в светлое время суток подниматься легче. Добрались до оставленного вчера рюкзака с ПСНом. Кирилл вскидывает его на спину, Таньча берет пакеты с мат.частью. Через какое-то время, на подъеме нас догоняют двое серьезного вида туристов-горников. Трудно догадываться, что они подумали, увидев нас, наверное, что где-то неподалеку в психиатрической лечебнице проводят день открытых дверей и окон. Один тип в морской пилотке и с горном и лопатой на рюкзаке, другой тащит что-то большое и резиновое, девица несет два пакета с книгами, ещё у двоих бухта веревки и кинокамера. Картина Репина “Дурдом на прогулке”…вам аменазинчику не одолжить?

 

-     Ээээ, здравствуйте, ребята. Чего несёте?

-     Да так, плот надувной.

-     Это вы в Соляник идете? Там что, озеро нашли?

-          Да нет, мы на сплав идем.

-          Эээ (кратковременный затуп)…Так ведь на той стороне хребта рек нет.

-          А зачем нам река. Мы так, прям по сыпухе.

-          Эээээээ (долговременный затуп с последующим зависанием).

 

Потратив пару канистр срастительного масла, но так и не срастив, что куда, горе-туряги поспешно удаляются. На их ошарашенных лицах даже без бензопилы и отвертки явно читается мысль – “Лечиться надо вам, пока не поздно. Тридцать, сорок лет шоковой терапии и может, нормальными людьми станете”. Проклиная Машеньку (сволочь!), добираемся до скального выступа  чуть ниже “жандарма”. Кир предлагает идти дальше, но в этот момент едва не состоялся самопроизвольный запуск плота. Едва поймав его, решаем остановиться здесь. Приступаем к развертыванию походного стапеля, подготавливаемся к спуску в вакуум.

 

 

Видеозапись из архивов министерства обороны всей обитаемой галактики.

 

Ситуация, в которой вы находитесь, загадывается следующим словом.

В нем четыре буквы, вторая “о”, обозначает округлую часть тела, находящуюся

в нижней задней части корпуса…

Из кроссворда в детском развивающем журнале “Штурм каземата”

 

Раннее утро. Порывы ветра гонят над космодромом обрывки облаков. На плацу застыли стройные ряды моряков глубокого космоса. Резкая чеканка команды нарушает торжественную тишину -“На флаг…и гюйс…смирно!” Монолит строя сверкнул на мгновение сотнями повернутых лиц и замер. Все взгляды устремились в одном направлении. Горн звонким отчетливым голосом прорезал утренний воздух. Два полотнища, красное и белое с синим крестом, взмыли вверх и затрепетали на ветру. “Вольно!”

 На трибуну взошёл командующий Приморской интергалактической флотилией и обратился к строю.

-          Здравствуйте товарищи!

-          Здравия желаю, товарищ галактик Вице-адмирал! - гулко пронеслось над плацем раскатистое приветствие.

-          Поздравляю вас с праздником  очередной годовщины троекратного ура!

-          Ура! Ура! Ура! - прогремело в ответ.

-          Товарищи. В этот торжественный, судьбоносный для нашей Родины день мы собрались здесь для того, чтобы открыть новую страницу в истории военно-космического флота. Сегодня состоится спуск в вакуум нового корабля, нового стража наших галактических рубежей. Головной корабль проекта одиннадцать два сброса девяносто девять, ракетный интергалактический парусно-атомоходный надувной плотик, носящий гордое имя “Капитан-лейтенант Медведев”, класса “Резиновый капут” по классификации Альфа Центавра, с бортовым номером Х35 отправляется в первый галактический поход, приступая к охране космических границ нашей державы. На вас возложена тяжелая, ответственная и очень почётная задача. Вы – первый экипаж этого корабля, продолжатели славных флотских традиций, те, кто передаст этот корабль следующим поколения защитников Родины. Мысли и взоры тысяч  наших сограждан устремлены сейчас сюда. Они смотрят на вас. Их надежды, честь нашей отчизны, честь флага всего интергалактического флота в ваших руках. И вы должны до конца выполнить возложенные на вас задачи, сделать это четко и добросовестно, с честью, как и должно настоящим морякам глубокого космоса…

-  ……………………………………..

-          Товарищ Гвардии Байдарры Шнапс-капитан  первого ранга КВ

-          Я!

-          Вы назначаетесь командиром корабля.

-          Есть!

-          Товарищ Гвардии Байдарры Шнапс-капитан  первого ранга Чуйко.

-          Я!

-          Вы назначаетесь командиром штурманской боевой части корабля.

-          Есть!

-          Товарищ Гвардии Байдарры Шнапс-капитан  первого ранга Авдеев.

-          Я!

-          Вы назначаетесь командиром радиотехнической боевой части корабля.

-          Есть!

-          Товарищ Гвардии Байдарры Шнапс-капитан  первого ранга Юзан.

-          Я!

-          Вы назначаетесь командиром электромеханической боевой части корабля.

-          Есть!

-          Товарищ Гвардии Байдарры подполковник Фролова.

-          Я!

-          Вы назначаетесь командиром медицинской службы корабля.

-          Есть!

 

Окончено торжественное построение. Последние минуты перед запуском. Экипаж готовит корабль. На ходовом мостике проводится последний инструктаж офицеров.

-          Объявляется ускоренное приготовление к бою и походу. Механик, проверить готовность ГЭУ и ходовой системы, вентиляцию машин перевести на замкнутый цикл. Вахтенный, доложить о готовности боевых постов…

-          Товарищ командир, ЗРК “Топор” готов, арт.системы проходят горячую прокрутку.

-          Есть! Штурман, рассчитайте время выхода в гиперпространство…

 

2004 год, хребет Чандалаз.

 

Даз бот…ван ту фри, текнол…систем активэйтед…

Из песни группы “Девяносто шесть букв Ю”

 

Последние минуты жизн…эээ, в смысле, перед взлетом. Надутый плот удерживается швартовым концом, закрепленным на установленное рядом дерево. На баке, на сделанном из трекинговой палочки флагштоке, полощет красное крыло гюйса. На дугах закреплен андреевский флаг. На борту ПСНа, согласно разбиению на служебные помещения, развешаны таблички, типа, “вентиляторная N69”, “ агрегатнаяN4”, “носовая электростанция” , “корабельная кладовая арбузов”, “кают-компания ёжиков” и так далее. Еще на торжественном построении, членам экипажа, при официальном назначении на корабельные должности, была выдана материально-техническая часть: руководство по борьбе за живучесть корабля, правила эксплуатации котельных установок, карта звездного неба (для штурмана), много чего другого и ещё топор с табличкой “дежурное средство ПВО”. Замечаю, что если стоять в морской офицерской рубашке и пилотке, то как-то холодновато, а перчатки по форме одежды не полагаются. Остальные члены экипажа на форму одежды и дисциплину немного забили, даже поснимали розданные перед подъёмом флага пилотки. Обормоты (читай, нормальные люди). Макс с камерой и Таньча с фотоаппаратом убегают вниз по склону выбирать позиции для съёмок. Я, Кир и Илья запрыгиваем в ПСН. “Механик, - обращаюсь я к Илье, - сейчас мы уничтожим что-нибудь прекрасное.” С ненавистью поглядев на меня, он начинает отвязывать швартовый конец. Паааееехали! Вздрогнув, плот рванулся вперед…и замер. В голове облегченно вспыхивает – “Хвала Аллаху, все кончено, никуда не поехали…” и одновременно возмущенное – “Это что, все что ли!?” Разворачиваюсь. Вижу, как Илья судорожно вцепился в спасительный кусок верья. “Механик, отдать швартовый!”- гулкий удар по спине. Последняя надежда выжить соскальзывает со ствола дерева и плот стремительным прыжком вырывается на свободу. Всё, Земля прощай,  бобрый (т.е. последний) путь…

То, что было дальше, описанию, поддаётся с трудом. Картина происходящего моментально превратилась в какой-то бешено вращающийся калейдоскоп, состоящий из разноцветных обрывков образов и эмоций. Многие детали этой картины были восстановлены потом в более спокойной обстановке из разговоров с другими участниками космического сплава. Каждый из нас, и те кто сидел в плоту, и те кто стоял на сыпухе, видел что-то такое, чего не видел и не чувствовал другой.

Из звуков остались только шум рассекаемого воздуха и визг наста и камней, царапающих днище. Где-то далеко впереди мелькала залитая солнцем долина, верхушки деревьев, навстречу летела заснеженная полоса кулуара. Плот било и трясло, словно в лихорадке, а в груди застыло обрывающееся чувство жути и одновременного офигения от всего творящегося вокруг. Das Boat!!! Попадающие под плот камни, частыми толчками лупили по ногам и пятой точке (синяки от всех этих бонусов проявятся у всех только на следующий день). Во время одного из таких толчков, дежурное средство ПВО плота, просвистев в паре сантиметров от лица Ильи, едва не отрубило ему нос. Кажется он что-то прокричал .И тут…Обутый в кованный нацистский сапог слон с гидроусилителем со всего маху наподдал нам всем под зад. Плот вскинуло на большом камне. Все шмотки, находящиеся внутри, вылетели как из катапульты. Что-то (по моему рюкзак) отоварило меня по чайнику, в глазах потемнело и я тоже куда-то полетел…Повторная подача, кулуаром по пятой точке, вновь зажгла свет в моих мутных зенках. Я ехал, точнее, летел сквозь комические пространства уже самостоятельно. Плот, перевернувшись на бок и сверкая шлейфом снежной пыли, летел немного впереди меня. Из под дуг на мгновенья выныривали и вновь прибивались к камням две головы, Кир и Илья. Под беспрерывное хряскающее тарахтенье валунов под задницей и бьющееся ему в такт в моей голове “делотабак, делотабак, делотабак…” складывалось впечатление, что ещё немного и эти двое уже не жильцы. ПСН продолжало долбать на больших камнях, более того, он всё ещё продолжал ускоряться. Ни штурман, ни механик сами вынырнуть из под корпуса не могли. Сделать что-то, но что!? Решение пришло само. На мгновение перед моей мордой, в сверкающем вихре снежинок мелькнул швартовый конец, всё ещё прикрученный к дугам. Я вцепился в него, раскинул ноги шире и, упираясь подошвами в камни, попытался остановить дальнейшее продвижение. Фигвам (индейская национальная изба)! Остановить такую маховую массу собственными усилиями было практически невозможно. Скорость продолжала стремительно увеличиваться, слоны с гидроусилителями понеслись мимо меня частой шеренгой. В глазах вновь потемнело и  на темном фоне среди вспыхивающих искр, медленно разгоралась надпись “Всё, трындец…” Внезапно передо мной промелькнули две ноги, Илья ухватившись за веревку, вынырнул из под плота. Под дугами ещё оставался Кир. Я попытался натянуть веревку сильнее, подошвы в снег, ещё немно…Бах! Это был слон 2Х. Или диплодок с двумя ступенями усиления. Веревка рванулась из рук и пальцы разжались. Плот при этом покачнуло, поставило на ребро, затем опрокинуло на днище и, выписывая противоторпедный зигзаг, он понёсся дальше уже в нормальном положении. Какое-то время я ехал вниз по инерции. Быстро удаляющееся пятно ПСНа отражалось в глазах мыслью о том, что я мог спасти человека и не сделал этого. До каменного водопада осталось совсем немного и Кирилл видимо всё, совсем всё…Не знаю сколько просидел так. Темные накаты дуг с бело-синим полотнищем маячили далеко внизу, справа. Плот не доехал до водопада и крупных глыб совсем немного, метко вписавшись в одно из деревьев. Через пару, тройку геологических эпох через борт, наконец, перекинулась рука, затем ноги. Кир, пошатываясь, встал на ноги и энергично замахал руками. Даже с такого расстояния было видно, что он смеётся…Текнол! Аварийное отключение кормовой станции!…Медленно, поднимаюсь на ватных ногах и разворачиваюсь. В полусотне метров выше меня стоит  Илья, размахивая над головой флагштоком с красным флагом, что-то кричит и тоже улыбается. Все целы. Вокруг всё начинает медленно расплываться, ноги подгибаются, меня сильно ведёт в бок… Отключение резервного генератора! Нагрузка на носовые ГТГ более 100 процентов! Немедленно предпринять…Щёлк. Погружаясь в темноту, поверхность кулуара плавно поднимается и хватает за лицо шершавыми снежными ладонями. Я отключаюсь.

 

Далекое будущее, созвездие Одноногого Кенгуру.

 

-  И во всем этом дерьме прикрываю вас я.

- Да ты устанешь это дерьмо прикрывать...

Неизвестная постановка спектакля “Буратины против иномарок”

 

-          Марья Ивановна, а они герои?

-          Чувак, ну чё за вопрос ваще? Без палева, герои. И фильм про них сняли. Войну с роботами из Альфа Центавра ваще   сразу выиграли благодаря им,  первый полет интергалактический - не блин-гоблин. Такие сердца, своими одинокими мерцаниями, чисто, жизнь галактики освещают.

-          Марья Ивановна, а почему командир корабля все время повторял “дебилы”

-          Ну ты и тупень. Это он без замутов высказывал своё восхищение экипажем, его, чисто боевой подготовкой и реальным боевым настроем, высокой степенью выучки, во. “Де”- это, типа приставка, обозначающая высокую степень уважения и принадлежность кекса к почтенному сословию. Ну, а “Билл” -  я так кумекаю, это чё-то из специфичных флотских выражений. Получается, типа, - “Господа офицеры, всё ништяк.”

-          Марья Ивановна, а что дальше было?

-          Да чтоб вас перекособочило, блин. Я ж, типа, разъясняю. Короче, там экипаж весь, чисто, до последнего боролся за живучесть корабля. Ну, типа, капитан КВ и главный механик Юзан, они обеспечивали ход корабля и, типа, крен выравнивали, остойчивость повышали, ещё фиг знает чем занимались. А офицеры Авдеев и Фролова, короче, боролись за жизни всяких раненых там, умственно покалеченных. Ну, и штурман у них, Чуйко, тот ваще перец конкретный. Он при переходе в гиперпространство один целый на мостике остался, и корабль до нужного места довёл, в точку с кодовым названием “Дерево”, во.

 

2004 год, хребет Чандолаз.

 

Если ты сидишь на попе, в свежевырытом окопе,

Слушаешь снарядов вой, значит, ты ещё живой…

Справочник лечащего врача, издательство “Шоковая терапия”

 

Что-то смутное и обрывочное доносится откуда-то из далека. Кого-то зовут.

-          Маньяк, очнись! Как ты…

Попытка открыть глаза. Лежу вниз лицом на своей куртке, вокруг снег. Макс трясёт меня за плечо. Нагрузка выше 100 процентов. Щелк…

 

-          …Не закрывай глаза, скажи что-нибудь…

Голоса гулкие, доносятся как будто из другой комнаты. Свет резанул по глазам. Лежу вроде на спине? Опять вижу Макса. Он отогревает мне руки. И Таньча. Где-то совсем далеко маячат два силуэта. Илья и Кир. Бубнят что-то. Трудно дышать. Всё расплывается…Щелк…

 

Заливают в глотку что-то кипящее. Больно. Трудно открывать рот. Дышать тоже ещё трудно, но уже легче. Вопрос – “Ты идти можешь?” Зачем?

 

Дальше картинки между отключеньями успевают склеиваться во что- то осмысленное и менее образное. Вот поверхность кулуара качается перед глазами. Деревья, скалы, снег. Болтанка в стакане воды. И ещё странное ощущение, будто гляжу на это все откуда-то не из себя…Качусь по склону. Абсолютно спокойно, просто качусь. Опять снег, камни. Хватают за плечо…Уже стою. Вернее пытаюсь. Макс надевает на меня свою шапку…Макс тащит меня на спине. Сзади придерживают. Не вижу кто, но знаю, что Таньча. На мне почему-то её перчатки. Блин, дожился, вот ведь балласт…Спускают с перегиба над каменным водопадом. Татьяна придерживает сзади, Макс принимает за ноги. Стадия устойчивого включения. Спустились. Макс убегает вперед, прогреть машину. Таньча, держа за шкварник, ведёт меня в нужном направлении. Ноги, как ходули. Зверски саднит руки.

Перед машиной с меня сняли ботинки, сам  не могу, руки не гнутся. Закутали в спальник. Макс убегает назад, помочь Киру и Илье с вещами. Таня остаётся в машине, присматривать за мной. Постепенно выплываю из состояния отупеоза. Отходят руки. Доходит мысль, что-то вроде- ”Ни фига себе!” Таньча пытается накормить меня чем-то. В ответ меня прорывает, я начинаю тележить ей что-то за жизнь (“…за старый год, за новый год, за армию и наш народ…” хе-хе).

 В машине уже никого нет, а я всё ещё изливаюсь. Блин! Народ спустился с хребта и все пакуют вещи в машину. Ну, Машенька (ну сволочь)!

Ещё минут через двадцать я оклямался настолько, что смог сам натянуть ботинки и выползти наружу. Уложены последние пакеты. Стоим, хлебаем чай из термоса. Макс снимает завершающее действо на камеру. Поточив немного лясы на прощание, садимся в машину. Загудел мотор, полигон космических приключений начал удаляться.

На обратном пути я опять словил тупняк. Под воздействием увиденного за день, состоялось внеочередное заседание, хм, одной очень хорошей организации, на которое явилось много старых друзей. Разговор состоялся бурный и напряженный. Однако, товарищи военно-космические офицеры, не приглашенные на это заседание, начали немного нервничать. Посреди какой-то реплики замечаю, что машина дернулась и замерла на месте. Эээээ, что стоим, кого ждём?

-          Фролова, Фролова! Достань аптечку, дай ему что-нибудь от головы, срочно!

-          Макс, блин, да успокойся ты. У меня отходняк прёт…

Едем дальше. Через какое-то время  слышу голос Ильи с заднего сиденья – “Если ко мне когда-нибудь мой сын подойдёт и скажет, мол, папа, я на Чандалаз собираюсь. Просто, шашлыка поесть, пива с народом попить. Я его сразу наручниками к батарее прикую, на все выходные…”

 

2004 год, лаборатория измерительных приборов и автоматики

где-то в районе ГВМБ ТОФ г.Владивосток.

 

Главное,  не останавливаться на достигнутом…

Один очень хороший человек, чьё имя и паспортные данные

 не разглашаются в интересах следствия

 

-          …Вот так всё и было. Два дня волокли наверх эту фигню, двадцать минут готовили её, секунд сорок спускались и ещё около часа меня спасали.

-          Да, дела. А я вот помню тоже, уже где-то в твоем возрасте был, так мы с друзьями на ванных катались.

-          Со склонов!?

-          Да ну, что ты. По заливу.

-          А ванны чугунные были?

-          Ну, ты как скажешь, хоть стой, хоть падай. Обычные ванны, жестянные…

 

(двадцать минут спустя, в той же лаборатории)

 

-          Дэн, слушай. Ты не знаешь где можно ванну чугунную достать…

 

 

Благодарности.

 

Всем спасибо, все свободны…

Полный кавалер ордена “Мировая термоядерная война”. Стенков П. О

.

Благодарности, большие и ещё больше, всему доблестному экипажу славного интергалактического плотика “Капитан-лейтенант Медведев”, класса “Резиновый капут ” по классификации Альфа Центавра и так далее и так прочее…Короче.  Кир, Илья, Макс и Таньча – вы просто неповторимые молодцы-лукоеды. Для меня большая честь покорять просторы галактики на одной с вами Байдарре (Гвардии Байдарре). Макс и Таньча. Вам, отдельное, огромедно-необъятное, спасибище за спасение утопающих на кулуаре от меня (нехорошего человека) лично.

Спасибо тем, кто придумал лук и тем, кто придумал его так много…

 

Справка

Выдана Смирновой Марии Евгеньевне в том, что она не является Машенькой (сволочью!). В том также, что она является Мышенькой или Мышкой, на собственное усмотрение.

17. 02. 2004

Мл. егермастер разведывательно-диверсионной группы КЛФК “Эридан” КВ.

 

В данном опусе всё ещё звучат отголоски цикла “Ядерный титбит”

Никто ни отчего не защищён и не застрахован.

 

До встречи на дорогах галактики !

 

 

Мазафака текнолоджис&Маньяк (Э/КВ)

Совместно с бандой  искателей острых  ощущений

“Давайте уничтожим что-нибудь прекрасное, вззззз…”

 
 

(C) ПЛАНЕР СПЕЛЕОЛОГА (TM) 2003-2004

Рейтинг@Mail.ru Экстремальный портал VVV.RU