ГЛАВНАЯ   ЛИТЕРАТУРЩИНА


 

ВОЕННАЯ ТАЙНА  Воспоминания смелого диггера  Р.Владимиров

ЧАСТЬ I

 

Каждая серьезная поисковая экспедиция состоит из нескольких частей, а каждая часть поиска обычно состоит из нескольких стадий. Мое повествование, дабы читатель проникся атмосферой, окутывающей туманом нашу будничную деятельность, также разбито на стадии. Стадии неутомимого неудержимого поиска...
Часть I. Домыслы и факты.

Стадия I. Слухи.

По непроверенным нами данным , в районе деревни Д. сохранились остатки заброшенного форта, в котором местные жители по непроверенным нами же данным , варили вкусную самогонку. Для проверки и первой  и второй из столь важных информаций решено было снарядить дорогостоящую крупномасштабную экспедицию под кодовым названием «Буря в столбцовском районе», куратором которой был назначен я.  Однако, будучи еще совсем начинающим, практически юным, диггером, я решил не ехать наобум хрен знает куда, а сначала подготовится типа научно, покопать литературку, порасспросить окружающих и купить себе фонарик.

Стадия II. «Ну просто повезло…»

Мне сразу повезло. Сначала я купил дешевую французскую подделку на трех светодиодах под настоящий китайский PETZL, а затем в трамвае я встретил старую знакомую Алку К., с которой два раза целовался в ПТУ и  дедушка которой принимал активное участие в расхищении хранимых в искомом нами обьекте запасов стратегического провианта еще в довоенное время для дальнейшей реализации где-то на стороне. 

Начались растраты. Дедушке пришлось изрядно налить, бо оказался он сталинской кулацкой западнобелорусской закалки, и без наполненного до краев «Тремя топорами» граненого двухсотграммовика так и не смог толкнуть мне приблизительно следующую тему:

«Новый германский устав "Вождение и бой соединенных родов войск" 1922 г. уже определеннно указывает, что: "Созданные еще в мирное время укрепленные районы и оборонительные линии отличаются от сильных полевых укрепленных позиций существенным образом тем, что при их сооружении в обширных размерах применяется бронирование и возведение сильных бетонных построек и мощных препятствий, а также купольной артиллерии".

И указал на Рис.1.Затем продолжил....

Рис.1. Типовое немецко-фашистское оборонительное сооружение.

Справа внизу на фото – автор.

"Вышедшее в 1923 г. новое германское "Наставление по укреплению полевых позиций" (часть I) разъясняет, как должны быть устроены упомянутые выше укрепленные районы и оборонительные линии, а именно в §95 о постройке долговременных укреплений оно указывает, что: "В мирное время надо создать только казематированные постройки, средства сообщения и связи, основания под орудия и организовать снабжение картами. Казематированные постройки должны быть устроены сильной конструкции из железобетона и брони, с газоубежищами, водоснабжением, вентиляцией, освещением и бронированием; пути сообщения и связанные с ними постройки могут служить в мирное время хозяйственным целям. Водные преграды должны быть подготовлены устройством запруд; при подходящих условиях они служат также в мирное время хозяйственным целям (орошение, разведение рыбы). Особенно важные препятствия подготовляются уже в мирное время установкой железных кольев на бетонных фундаментах; общая же масса препятствий, так же как и стрелковые окопы (огневые позиции), создается в период мобилизации".

Известный германский военный писатель ген. Шварте в своем последнем труде "Военная техника современности" 1927 г. тоже высказывает мысль о замене прежних крепостей укрепленными зонами. На стр. 141, в главе "Крепостное строительство и крепостная война", он пишет: "Крепостное строительство должно в будущем принять, в отношении расположения и группировки, формы укрепления, выявившиеся во время войны: долговременное укрепление страны должно прийти к глубоким эшелонированным зонам сопротивления.»

Стадия III. Первая ласточка.

Офигев от произведенного чернилом на дедушкин окостеневший склеротический мозг эффекта и заподозрив его в сотрудничестве с немецкими оккупантами еще во время ВОВ, а с немецким Абвером – в более ранний период развития развитого социализма, я поцеловался с Алкой К. и обратился в школьную библиотеку местной средней школы (Из интересов следствия я не раскрываю фамилию библиотекарши, хотя она работает в школе с номером, сумма цифр которой дает 7, а если перемножить, то 2. Блин, во как загадачна ! Люблю я такое !).

Рис.2. Вход в Подземелье № 006/4-5А.

Слева вверху на фото – автор.

Первой ласточкой стали воспоминания полковника Кузмича А.Н., опубликованные в местной районной желтой газетенке «Самая столичная правда» за март этого года, бросившиеся мне в глаза заголовком на первой странице жирным черным шрифтом «Опять попался» и фотографией одиноко висящей на проводе, судя по бороде, особи мужского пола. Вот что я прочитал:

 

«На стройку я прибыл в звании и сразу приступил к строительству дренажной системы отопления. Работы было много, но красноармейцы подбадривали местных жителей, и они не жаловались на урезанные пайки и нехватку культурного отдыха и книг с картинками, тщательно компенсируя это продажей бетона зажиточным соседям, строившим себе недалеко от сооружения , на отшибе, коттеджи явно империалистического вида и содержания. С этим разбазариванием социалистической собственности мы здорово, по-революционному, боролись. Тем более, что местные крестьяне плохо знали ценник на дефицитный в этих заболоченных местах железобетон и здорово нам его перебили, спустив раза в два, о чем было несколько неприятных конфликтов…»

 

Далее были описаны различные красноармейские будни, и я приведу еще только две цитаты, которые привлекли мое внимание, т.к. имели непосредственное отношение к таинственному сооружению.

 

«Крестьяне недолюбливали Правый Блокгауз № 006/4-5A, упиравшийся в густое, поросшее несьедобным лишайником, болото. Ночью вообще никогда близко не подходили к нему. Говаривали, что там на кран-балке над входом в казармы частенько ночью висит Игнатий…»

Рис.3. Постепенно сужающийся коридор с пределанными ступеньками,

за которые держались солдаты

 Красной Армии при сильных взрывах.

Вдалеке – тень автора.

«Форт был спроектирован выдающимся русским строителем оборонительных сооружений Ивановым, но строительство так и не было завершено. В послевоенные (имеется в виду, после первой мировой – прим. меня) годы он был сильно засран местными крестьянами и наступающими частями Красной Армии, и первым делом было необходимо провести дренажную систему. Однако здесь возникли определенные трудности , т.к. подземные ходы явно здорово отличались от схемы, приложенной к техническому описанию Паспорта обьекта и многие были выполнены не из предписанного техописанием бетона, а из красных обожженных кирпичей…»

 

Покопавшись на стеллажике, я выудил интересную книжицу в мягком переплете, привлекшую мое внимание схожестью с инициалами главного героя предыдущего газетного опуса.

 

«Углубившись в неосвещенные коридоры, мы с товарищем У. заметили постепенное сужение прохода  и уверенный наклон вниз. Под ногами стала хлюпать вода. Политрук спросил, не слышу ли я  невнятного бормотания за спиной и шлепанья босых ног. Мы остановились, но я ничего не разглядел, и мы стали продвигаться дальше, связав вышеописанные  представителем Партии в нашем батальоне  звуки с гулким коридорным эхом. Один раз на стене заметили выведенную копотью надпись «…иже с нами. Паче... 1709». Цифру с годом мы не соотнесли никоим образом, и продолжили движение по указанной Партией и товарищем Сталиным директории. Далее своды стали низкими настолько, что пришлось пригнуть головы и снять красноармейские пилотки. Через некоторое время мы подошли к развилке, с которой в разные стороны под разными углами уходило еще три галереи, намного шире, чем тот коридор, по которому мы продвигались. Все они были залиты вонючей застоявшейся водой, маслянисто отблескивающей в отсветах пламени. С потолка тоже гулко капало. Неожиданно сзади раздался смех. Точнее, хихиканье. Мы обернулись, и за нашими спинами тут же кто-то побежал, звонко шлепая босыми пятками и улыбаясь беззубым ртом. Товарищь У.  достал пистолет и крикнул  или «Именем партии!» или «Стой, буду стрелять !». Однако у политрука кончились спички (я не курю) и это заставило  нас повернуть обратно, и больше в эти подвалы мы не ходили…»

Кузмич А.Н., «Верной тропою», Л., «Прогресс», 1957, стр.500-527

Рис.4. Вот куда смогли убежать от

л-та фон Штофена бойцы л-та Фофонько

Дальнейшие поиски в школьной библиотеке ни к чему не привели, кроме тонкой тетрадки из серии «Мои первые книги», но становилось  все интереснее.

 

Из записок о воспоминаниях односельчан следопыта Павлика М.

Селянка Марья Ф. рассказывала мне следующее:

«В детстве, помню, на этом месте была церква, которая, как Красные стали наступать, ушла под землю вместе со служившим тогда службу попом Игнатием. Три дня все село ходило на то место, которое сразу за ночь покрылося густой зеленой травой, и красные цветы неизвестныя росли в центре и по краям так, что крест святой образовывали, пока корова тетки Варвары не сожрала весь этот клевер, а можно было на зиму душистый заготовить, а крики Игнатия звучали все ровна, тока приглушенна и не понятно было, кончил ли он молиться, или ужо ругаецца несусветна….»

«Односельчане и культурная революция на селе», серия «Мои первые книжки»,

М., «Мысль», 1928, стр.145-146

 

Становилось очевидно, что форт был построен на месте разветвленной системы подземных сообщений, по которым местные крестьяне еще до революции 1905 года уже, чтобы не выходить из дому зимой на мороз, гоняли на пастбище скотину. Пора была обратиться к архивным источникам.

Стадия IV. Архивы

Прошел месяц усердных поисков. За это время у меня накопилось достаточно материалу, прямо или косвенно имеющего отношение к этому загадочному делу. Привожу самое интересное.

 

Из техописания.

«Подземная Секретная Система-1 (Далее ПСС-1) предназначена для долговременного хранения большого скопления красноармейцев и командиров Красной Армии и их лошадей и защиты последних от превосходящих сил противника с постепенным переходом в контратаку до победного конца в текущий сложный стратегический момент и окончательной и бесповоротной победы в целом над силами гнетущего империализма в частности. Изготавливается из песка и бетона на основе прилагаемой схемы»

ТУ 12344-1926-01

 

Записка генштаба.

Лично тов.Тухачевскому в личные руки.

«Усилить темпы производства секретного подземного сооружения ПСС-1 и сохранность военной тайны»

19 января 1936 года.

Рис. 5. Секретная карта местности.

Из материалов генштаба.

В центре обозначено месторасположение автора.

Теперь уже можно было более-менее точно определить окончательные сроки постройки этого циклопического сооружения – итога более чем двухсотлетних подземных копаний местных жителей и красноармейцев РККА.

 

Из воспоминаний лейтенанта Фофонько.

«Немцы стали наступать справа и слева, и мы, про приказу командира отряда , товарища Х. перенесли огонь по наступавшим ненавистным немецко-фашистским захватчикам, правее и левее от намеченной ранее цели. Однако оккупанты неумолимо приближались и гибель казалась неминуемой, когда боец Петров крикнул, сраженный пулей. А крикнул он, что сзади в кустах вход в подземелье, и какой-то бородатый босоногий мужик призывно махает рукой. Скомандовав отступление, я и группа бойцов скрылись в подземных коридорах. Хотя свет мы не зажигали, боясь быть обнаруженными, было поразительно светло. Как будто идешь в сумерках в густом тумане. Так мы пробирались довольно долго, около часу, затем вышли на поверхность в тылу немецкого батальона и разгромили превосходящие силы противника. Правда, по пути в темноте заблудились и отстали где-то два красноармейца, Володутько и Прохоров.И мы их звали и не нашли. После этого соединились с другими отступавшими частями Красной Армии. Название деревни я не помню точно, то ли Д., то ли Т… А местного звали, по моему, Игнат. Или Игнатий. Только он немой был. И ничего не говорил. Только рукой за собой махал. Все равно, спасибо ему большое. И от меня. И от всех бойцов Красной Армии, которых он спас !»

Фафонько М.М., «От Бреста до Берлина», М., «Прогресс», 1989

 

Интересно, как лейтенант Фафонько узнал имя крестьянина ? Хотя следующий раппорт выглядит еще интереснее…

 

Из воспоминаний лейтенанта фон Штофена,

командира специального подразделения СС

 по борьбе с укрепрайонами.

«Неошиданно круппа дершавших оборону са кустом врагов удраль. Я срасу понял (Прусски логика ! Ха-ха !), что сдес есть место русски подземны укрепрайон . Мое потразделение опнаружило скрытый в кустой трафе ход и спустилось внис. Пыло ошен темно и крясно. Русский свиня совсем не убираль сфой подземный коммуникация. Ошень неожиданно на меня спереди побежало окромное и постепенно потбежаль  ближе. Это биль русски корофа (я фсе фремя путай – яйки или млеко), и на один выступ на колофа  биль повиешен …»

Гуго фон Штофен, «От Бреста до Берлина», Бонн., «Шпигель», 1989

 

Далее набирать этот фашистский бред я не смог, и перескажу ситуацию попроще. Короче, в галерее на немцев напала корова, на роге которой висела оборванная,  в крупную клетку, бумажка – листок из школьной тетради. Вверзу справа размашистым неразборчивым подчерком было написано:  «Дело о гибели дохлой коровы». Старший участковый, л-т Р. Деревня Д. далее шел текст, который немцы не смогли прочесть и схема, которой они воспользовались… Через четыре часа из подземелья вышел только лейтенант фон Штофен и его ординарец.

Пора было начинать искать еще одного лейтенанта – участкового деревни Д. Ивана Р.

«Дело о гибели дохлой коровы»

Старший участковый, л-т Р.

"В субботу, 8 марта, в Международный женский день будучи в нетрезвом подпитии, более сильном относительно будничных рабочих дней, тетка Дарья Н., проживающая в деревне Д. по улице Убитых сельских коммунаров, д.2, подала в устной форме заявление о пропаже доимой ею коровы со двора в момент. когда из Правого Блокгауза довоенных подземных оборонительных сооружений раздался низкий инфразвуковой сигнал, напоминающий гудок тихостоящего поровоза. Корова дрыгнула ушами и, не обращая внимание на физические домогательства тетки Дарьи  совковой лопатой,  ушла со двора в направлении обьекта. Проследовав за коровой в указанном направлении, тетка Дарья обнаружила красноречивое свидетельство нахождения коровы в Подземном Секретном Сооружении -1 (далее. ПСС-1) и прекраитила поиски.

Для  поиска коровы я вооружился табельным оружием и отправился в подземелья. Подробный план следования коровы отражен на прилагаемой схеме, но кроме следов испражнения вышеуказанного животного дальнейшие поиски ничего не дали. Одиноко весящий на телефонном проводе образца 1916 года на входе мужик сказал, что ничего не видал, от дальнейшего собеседования с властями отказался и исчез.

От дальнейшего расследования дела был вынужден отказаться и я ввиду несоответствия приводимых фактов селянкой Дарьей и  марксистско-ленинской карпускулярно-волновой теорией распространения света.

Примерная схема движения коровы тетки Дарьи обозначена на схеме на Рис.6. красной линией, а синими крестами отмечены явные следы пребывания сего непарнопадлокопытного млекопитающего в виде специфическипахнущих калофикалий , присущих этим низкоразвитым представителям земной фауны и флоры.

13 марта 1968 года.

Рис. 6.  План местности, приложенный к докладной записке л-та Р.

Здорово помогли разговоры с местными жителями.

 

Воспоминания лесника дяди Вани.

Записаны его родственником , старшим двоюродным братом сестры его родной жены Феклы Иннокентием на смертном одре.

«…Запомни, Ваня ! Николи к Западнай Башне не ходзь, асобна ноччу ! Ды не кликай николи прозвищча Игнатки у той мясцине ! И мне бацьки гаворыли, да не паслухауся я на старасци гадоу. Таму й пакидаю я вас…»

За неделю до смерти Иннокентий ходил к Западному Пакгаузу ночью искать не вернувшуюся с ночной смены козу и долго не возвращался. А когда вернулся, то был бледен чрезвычайно и долго молился. Потом достал самогонку и залпом выпил 200-грамовик. С того дня стал хиреть и на тертий день слег и уже не вставал…»

15 июля того же года.

Рис. 7.1. Пегендарный правый блокгауз.

На фото внизу – сигареты автора.

Рис. 7.2. Пегендарный правый блокгауз.

Вид с другого бока.

Стадия V. «Все !»

Все !

Дело пахло повышенной радиацией, глобальными темпоральными переходами и огромным необследованным подземельем. История , известная в 60-х годах, когда из лесу вышли два красноармейца в обмундировании образца 41 года, а с ними отряд пленных немцев, долго будоражила умы всего района, но была быстро замята властями. А пропавшую в марте 68 года корову тетка Дарья нашла в лесу, почти ослепшую, отощавшую и с обломанным рогом, еще за два года до событий, описанных в «Деле о дохлой корове» л-та Р.

Тщательно подшитые мною документы были аккуратно разглажены утюгом и сложены в синюю канцелярскую папку с тесемками, на которой я , аккуратно слюнявля засохший фломастер, вывел в верхнем правом углу «Дело № 001. Подземный оборонительный комплекс «Черемушки». Теперь я готов был приступить к практической части намеченного плана. Единственное, что меня смущало перед выездом на обьект, это то, что все найденные материалы относились к одному и тому же подземному сооружению, но расположенному в совершенно разных деревнях. Т.е., переиначив ситуацию, необходимо было признать, что куда ехать – было непонятно. Тем более, что две из перечисленных в моих документах, находились где-то под Гродно,  одна – под Нижним Новгородом, и только последняя, о которой упоминал участковый, л-т Р. В своих вышеизложенных мозгозаключениях в "Деле о гибели дохлой коровы", находилась прямо под боком, в Столбцовском районе рядом с Минском. Полтора часа на электричке.

 

Терять нечего – рванули.

Продолжение следует...
 
 

(C) ПЛАНЕР СПЕЛЕОЛОГА (TM) 2003-2004

Рейтинг@Mail.ru Экстремальный портал VVV.RU