Это был просто Пир уха.
А не пирдуха, как подумал Зюзин.
Но все по порядку

Выход на Рождество готовился тщательно и заранее. В понедельник в обед пришел Зюзин и демонстративно в коридоре грохнул рюкзаком о пол. Светка не грохнула она все свои носки положила Мишке. Я понял, что шансов отвертеться никаких. После этого мы еще часа два колупали компутер, потом часа полтора смотрели новую ДВДшку. После этого начали готовиться. Была набросана экстремальная раскладка, в состав готорой входили две пачки супа, буханка хлеба, бутылка водки, бутылка шампанского, бутылка коньяка, бутылка минералки, две банки маринованных огурчиков и фасолька Бандюэль. По дороге мы купили 2 килограмма сарделек на шашлык и банок пять пива Gesser. Посмотрев на термометр и обнаружив на нем цифру -22, решили палатку не брать, т.к. в ней замерзнем, и обойтись ковриками и спальниками. К 21.00 в клуб добралась Светочка Гуринович (Не путать со Светкой Павлушевой, которая пришла первой), и мы были готовы выступить в путь.

Не прошло и получаса, как мы выбрались из клуба.По дороге планы менялись следующим образом. Раубичи отпали, тк.к они на севере, а там холоднее. Столбцы отпали, т.к. юг нас не прельщал своими высокими температурами. Был еще вариант заночевать в огороде около клуба, но он отпал по причине, что ночью все переберуться в клуб, даже если сознание будет бессознательным, а это уже не экстремально. Решили ехать на запад, и выбрали электричку на Молодечно. Прождав ее на вокзале полтора часа, заметили, что температура 22 на термометре была явно ошибочной, и градусов на 5-10 шкала врет. В крупной станции Романы , точнее, километрах в четырех от нее, находилась, по известным мне одному сведениям, моя (точнее, родителей) дача. Ее то мы и избрали запасным пунктом дислокации.

Естетсвенно, поезд в крупной станции Романы почему-то проигнорировал остановится, и мы выперли в Дубравах, которые находились километра на 4 раньше. Застегнулись. Пошли. Очевидно, здорово помогла нашему оптимизму бутылочка коньяку и чашка горячего кофе, который мы сварили в электричке на газе. Надо отметить, что это был последний раз, когда мы что-то сварили. Но мы этого еще не знали, и упрямо двигались в снежную черную пелену
Первый раз мы заблудились в одноименной со станцией деревне Дубравы, в центре которой развилка трех дорог сделана не в виде буквы Y, а по прихоти местного архитектора-градостроителя, в виде равнобедренного треугольника, к углам которого и были прикреплены эти дороги. В центре треугольника, что бы не просматривались возможные варианты движения, стояло пара хат и сараев иперед нашим приходом указатели на Минск, Москву и Жабинку снесли, заменив одним с надписью Плебань и направленным в сторону темнеющего силуэта свинофермы.

Паника началась через пол часа, когда мы поняли, что на Плебань всего один указатель, а масштабы треугольника мы уже оценивали, как октаэдр неправильной формы Неожиданно в какой-то хате вспыхнул свет и показались человеческие фигуры. Мы с Мишкой рванули туда
Наверное, неприлично заходить в гости, перелазя и ломая забор и выходя из хлева, а тем-более стучать в четыре часа ночи в чужую хату. По крайней мере, наш визит нападавшими был воспринят достаточно агрессивно. Однако надо видеть их выражение лиц, когда мы обернулись на их воинственный крик Чаво надабна ?. Белая в сосульках морда, изнутри подсвеченная мертвячным светом Тикки, способна вызвать некоторое оцепенение.
Распив на дороге бутылку водки с новыми знакомыми и узнав, что дорога, по центру которой мы отмечали Рождество, правильная, мы двинулись вперед.

На даче нас ждал камин, жар которого растопил лед и изморозь. Баночка пива, которая взорвалась у меня в рюкзаке, к сожалению, ничего не намочила, т.к. сразу и замерзла. Мы обуглили сосиски, выпили шампусика и , счастливые, залезли в спальники. Остальную еду мы непредусмотрительно оставили стоять грудой несьеденного на полу
Утро нас встретило потрясающей картиной. Солнце, снег на деревьях, лес, играющий радугой , отраженной от милионов снежинок. Никто не знал, что температура в домике сравнялась с уличной и составляла 34 градуса по принятой у нас шкале Цельсия.
На полу стояли две баночки льда с огурцами, баночка льда с фасолькой, кусок деревянной колбасы с весело поблескивающими кристаликами льда и баночка минерального льда Дарида, пара раздувшихся трупиков горячо любимого пива Gesser и иней, толстым слоем покрывавший пол и стены.

В ближайшие после подьема два часа мы пытались разжечь замерзший газ всемирно известной швейцарской фирмы Primus и деревянные дрова местного производства. Водка Кристалл нас порадовала остатками незамутненной прозрачной субстанции. После возгорания очага нам удалось растопить маринованные огурчики, обуглить остатки хлеба и колбасы. И все..

Быстро собравшись, мы двинулись на станцию Романы. Так как дороги к ней мы не нашли, то добрых два километра мы тропили целину какого-то колхозного поля и любовались восходящим месяцем. Электричка пришла быстро, мы даже узнали вагон, в котором ехали из Минска, он был холодный и Детский. На станции Ждановичи у нас отогрелся газ, и мы впервые за поход выпили чашечку горячего кофе, воду на которое мы собрали в виде снега с рюкзаков и из-за моего воротника. В вагоне в этот праздничниый вечер с нами больше никто не ехал.

Можно спросить, а почему Пир духа. Потому, что это я сказал такую фразу утром, когда увидел покрытые льдом продукты питания. Жрать-то было нечего. А Миша подумал, что пирдуха, т.е. полная задница

 
 

(C) (TM) 2003-2004

@Mail.ru Экстремальный портал VVV.RU