ГЛАВНАЯ   ЭКСПЕДИЦИИ  ■АРАБИКА 2004


 

■ДНЕВНИК ОДНОГО ДНЯ ОДНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ  05.10.2004

 

С 29 июля по 29 августа 2004 года единственный в Беларуси спелеоклуб «Геликтит-ТМ» провел очередную, пятнадцатую по счету, экспедицию на горный массив Арабика, Западный Кавказ. Результаты многообещающие.

Справка.

Спелеоклуб Геликтит-ТМ возник в 1971 году.   И в активе белорусов за этот период более ста интереснейших экспедиций в пещеры Кавказа, Крыма, Урала, Карпат, Архангельской области, Татр, глубочайших пещер Словении,  Испании и Кипра. Старой и доброй традицией клуба стало  желание оставить о Беларуси память и за пределами нашей республики. Это пещеры «Минская» и «Белорусская» на Бзыбском хребте и пещеры «Минская». «Спадчыня» и «Брестская крепость» на Арабике на Западном Кавказе. Это – из глубоких. За эти годы через клуб «прошли» сотни человек, получившие известность

Нам круглая дата – 33 года. В 1971 году клуб образовался силами энтузиастов и находит себе пристанище  в РТИ, и , с 1973 года, получает  статус Минского городского. Два года, с 1992 по 1994, клуб с распростертыми обьятиями приняли на Минском автомобильном. С 1999 года клуб перебазировался под крышу фирмы «ТМ». Теперь у нас  есть и классный веревочный стадион, и помещение, где можно собраться, попить чаю, отпраздновать Новый год иди День Рождения. И понимание и поддержка.  Что главное в наше достаточно трудное время. 1999 год мы считаем Датой Возрождения клуба ! Именно тогда по инициативе Игоря Терещенко и Сергея Щурка, руководителей фирмы «ТМ» и известнейших спелеологов Союза, возникла, казавшаяся в то время, несбыточной, благородная идея взять клуб под свою опеку ! И идея превратилась в реальность ! На текущий момент наш клуб насчитывает почти 40 человек, инструкторов, спортсменов и курсантов. Благодаря своим достижениям известен на всей территории СНГ, чем мы, естественно, очень гордимся!

18.20.

- Конец связи….

- До связи…

Отмечаю в Журнале , что прошел сеанс  с Базой. Ничего нового. Дождь наверху.  Вода под дном небольшого зала, раньше ее женские переливы можно было услышать, лишь когда ПБЛ засыпал. Или просто ложился и слушал, прекращая ничего не значащие разговорчики. Выключая газовую лампу. Пятилитровая канистра набегала минут за двенадцать – пятнадцать. Теперь гудит под нами. Не как в хреновом водопроводе. А мощно, уверенно, обозначая этим свою слепую силу. Тонны воды проносяться в паре метров от нашей палатки, от этого кусочка жизни в холодных, уходящих на десятки метров вверх стенах. Не видевших ничего. За миллионы лет. И потому, что увидеть – невозможно. Ибо все эти миллионы лет эти стены не знали солнечного света. И не узнают. И потому, что мы здесь, в этом затерянном мире недр – первые. Даже не так… ПЕРВЫЕ !!! Но об этом думаешь чуть позже, через неделю-другую, когда все уже позади, когда Арабика с ее холодными пропастями и палящим солнцем – как сон. А пока наверху, всего в двухстах метрах над нами третьи сутки идет шквальный дождь. И вся вода. Все эти десятки тонн обрушивающейся с нещадного неба воды. Сначала в ложбинки. Из них в вороночки бурлящими ручьями. И находя щели в скале, вниз. Встречая на своем пути такие же говорливые ручейки, они весело сливаются друг с другом в холодном экстазе. И вот под нами уже гудит поток. Передавая привет с поверхности, где она еще легко и непринужденно шныряла по камешкам буквально час назад.

Справка.

Массив Арабика. Абхазия. Гагринский хребет. Западный Кавказ. Участок вздыбленной на высоту до 3000 метров суши размером всего несколько десятков квадратных километров. Как голландский сыр, пробуравленая подземными полостями, толща. Пять из десяти глубочайших пропастей планеты – здесь. В этом году в эту Мекку спелеологов сьехались не только спелеологи из России, Украины, Беларуси, Молдовы, но и французы, испанцы, американцы и австралийцы. Пещера Крубера-Воронья – пропасть глубиной 1723 метра, самая глубокая на земном шаре. Но до этой глубины – более чем тридцатилетний путь исследований не одного десятка экспедиций. И в этом году три сильнейшие команды готовяться углубить рекорд. (Последние данные: экспедиция Украинской спелеологической ассоциации под руководством Александра Климчука установила новый рекорд мира – 1824 метра. И это не предел). Белорусская экспедиция – пятнадцатая по счету с 1982 года. У нас менее амбициозные планы – нашу новую пещеру ТМ-62 мы в этом году штурмуем только второй год…

r0210.jpg
Арабика. Волшебный закат.

19.00. Лежим в ПБЛе. Слушаем шум воды. Смотрим на часы. Молча думаем, что это плохо. Или, точнее, не хорошо. Паводок в пещере – это, наверное, самое страшное, что может произойти. Так как происходит неожиданно. И здесь все зависит от тебя. Успеешь – не успеешь. Успеешь подняться выше. Метров на пять – шесть – десять. Вбить крюк. Второй. Зависнуть. И думать – будет еще подьем – или нет… И приготовиться к … Просто к долгому и нудному висению. Сутки. Может – двое. Или пару часов. Пока не спадет вода. Или пробовать выходить верхом, вроде там была щель. Или ждать помощи. Ведь наши обязательно придут…И есть еще половина шоколадки , и две запасных батарейки в «самоспасе». И надо постоянно шевелиться. Насквозь мокрому при +3 – надо обязательно шевелиться. И не заснуть.

19.10. Лежим в ПБЛе. Варим кофе на горелке. Слушаем шум воды. Молча думаем, что это плохо. А если ты в «трубе». И слышишь шум приближающейся на тебя электрички. А ты лежишь прямо перед ней на рельсах. Есть пара мгновений решить – вперед – назад – глотнуть воздуха. И оставаться, точнее, заставить себя остаться страшно холодно равнодушным к происходящему и смотреть на это со стороны. И управлять своим телом. Потому, что если паника, и мозги не контролируют, что делают твои ноги и руки. А у них одна реакция – наверх, к солнцу. А это значит под удар с ревом несущейся на тебя массы. Грязи. Камней.

И тогда через пару дней спустится спасотряд. И твой комбинезон будет до безобразия чист. Омытый тоннами воды. Это сначала грязь, камни, глина. Первые минуты. Потом вода, унеся всю эту грязь вниз, будет холодная , прозрачная, очень вкусная. Пещерная вода – очень вкусная. И комбинезон – чистый. И в нем легко будет проносить тело через шкурники и меандыр. Потому, что все кости уже мелко раздроблены. И твой мешок-комбинезон легко можно нагнуть, сложить, запихнуть в щель.

Если, конечно, его не разодрало вместе с тобой до этого в клочья. Или вода занесла тебя в такую щел, что и через сотни лет никто никогда… Хотя искать будут до отупения, неделями…

19.35. Лежим в ПБЛе. Слушаем шум воды. Молча думаем, что это плохо. Каждый прикидывает, где, что и как может произойти на маршруте, и что ему надо делать. Известная часть навески прорабатывается в голове до мелочей и всевозможных, даже самых невероятных, вариантов. Чего-то, что может неожиданно произойти.

Значит, меандр на дне «35-ки» будет затоплен или подтоплен. А вся вода из него уходит в узкое «очко» диаметром с пол метра. И ванночка под ним уже будет не по пояс, а наверняка глубже. «С головкой». И надо будет долго качаться на веревке на ней, чтобы дотянуться «скайхуком» до противоположной стены и стать на узкую, в ширину ступни , полочку.

Интересно, что сейчас в «Галерее цветов». Не очень узкая, в , примерно, метр диаметром, труба длиной двадцать семь (сам мерял!) метров проходиться налегке минут за двадцать. А если с транспортниками – то это уже пара часов. Галерея покрыта потрясающей красоты каменными цветами. Фантастические наросты покрывают ее, создавая впечатление, что находишься , при свете карбидки, внутри детского калейдоскопа. От мириадов зайчиков-отражений от выросших здесь за сотни тысяч лет кристаллов. Красиво. Можно лежать, курить, следить за игрой бликов, смотреть, как сигаретный дым сизыми полосками обволакивает геликтиты, создавая ощущение нереальности происходящего сейчас с тобой. Рашпиль. Это второе название этой Галереи. То, что колени, бедра и локти в синяках – это фигня. Представьте, что вы ползете по рашпилю. Вы стали маленьким, как Алиса, всего пару сантиметров. А рашпиль не один. Их сложили треугольником, и в этот узкий лаз надо просунуться. Так что синяки – это ерунда. Не порвать комбез – то единственное, что защищает твою тонкую шкурку от этих зазубрин. Толстый, из кордуры, любимый комбез. Который рвется на этих острых, как акульи зубы, клыках, как носовой платок. И, самое интересное, с точно таким же звуком.

«Галерею…» затопить не должно. По крайней мере, полностью. Там посередине вниз уходит узенькая, сантиметров в двадцать щелочка, которая через три метра выходит в стенку красивого двадцатиметрового колодца. И. вероятно, поток воды в «Галерее…» будет разгружен через эту щелку.

r0376.jpg

Андрей Тумилович на маршруте. ТМ-62. Входной колодец.

19.47. Лежим в ПБЛе. Слушаем шум воды. Смотрим на часы. Она гудит так же ровно, как и час, пять, и девять часов назад. В 8.00 двойка Канаш-Дубовик ушла из ПБЛ-а вниз на «Первопроход». Т.е. на штурм неизведанного. Это – красивые слова. Но верно отражающие суть. Группа ушла искать проход на дне громадного белого, отполированного водой сорокаметрового колодца. Внизу, на дне которого – циклопическое нагромождение многотонных каменных глыб. Среди которых двойке надо найти проход дальше вниз. Все представляют, как выглядит взорванное здание. В последнее время эти страшные кадры чаще и чаще мелькают на экране. Ну, вот теперь представте себе, что рухнула «13-этажка», и вы спускаетесь с крыши соседней, чтобы под обломками пробраться в подвал обрушившегося здания.

20.05. Лежим в ПБЛе. Слушаем шум воды. Она гудит так же ровно, как и час, пять, и десять часов назад. В 9.00 двойка Канаш-Дубовик ушла из ПБЛ-а вниз на «Первопроход». Воды тогда еще не было. Она появилась неожиданно, когда Олька и Юра уже должны были пройти отметку «-400 метров»  по навешенной вчера навеске.

20.10. Лежим в ПБЛе. Слушаем шум воды. Опять варю кофе. Курю. Смотрю на часы. Тумилович не курит. Он вообще не курит. Разговоры из двух фраз.

- Кофе будешь ?

- Буду…

- Курить будешь ?

- Не буду…

- Жрать хочешь ?

- Не… Дай конфету…

Опять варю кофе. Это уже пятая кружка за последние пару часов.

r0505.jpg
ПБЛ. Тумилович. Ждет кофе.
r0449.jpg
ПБЛ. Ракович. Варит. Правда , на фото - суп. На первом плане. На втором - кофе.

20.23. Лежим в ПБЛе. Слушаем шум воды. Шум не утихает. Вчера тройка Кабанов-Ракович-Тумилович, спустившись на дно огромного 40-метрового зала, названного «Колодец Полосатик»(стены – чередующиеся шириной в метр черные и белые полосы) , в течение нескольких часов среди нагромождений каменных глыб, упавших с потолка (сколько землятрясений и обвалов было за эти миллионы лет ?) пыталась найти продолжение пещеры. Очень холодно. Сыро. Наспех перекусываем. Сало. Сухари. Банка рыбы на троих. Лук. Чай. Шоколад.  Перекур. Единственное место, где сигареты остаются сухими – в целлофановом мешке под каской. Продолжаем планомерные поиски. Шаг за шагом  во все щели. Спускаеться двойка Канаш-Дубовик. И обнаруживает (повезло !) спуск к небольшой, три метра на полметра, плащадке, с которой начинается четко уходящий вниз колодец. Олька Дубовик вешает 40-метровую веревку и через некоторое время поднимается наверх. До дна колодца не дошла. Дна колодца не видела. Сергей Кабанов навешивает стодесятиметровую веревку и начинает спуск. А у нас начинаются мучительные минуты ожидания….

20.45. Лежим в ПБЛе. Смотрим на часы. Слушаем шум воды. Сквозь шум воды часто слышны голоса. Кто-то кого-то зовет, то шепот, то кромкие крики. Но это голоса пещеры. Вода способна и не на такие шутки. Мы с Тумиловичем это знаем, хотя за 20 лет так и не смогли привыкнуть. На воду можно не только долго смотреть. Ее еще можно и долго слушать. Особенно, если от этого шума некуда спрятаться. А очень хочется услышать голоса возвращающихся ребят. Даже мат, черт с ним. И скорее всего, это будет мат. Потому что до ПБЛ-а снизу – узкая, извилистая, сантиметров 30-40 щель бесконечной глубины. Меандр. Где в этих метрах вертикали надо найти хоть какое небудь расширение, чтобы пролезла каска, а за ней, и твое, очень даже непослушное после долгих часов бесконечной работы, тело. И стены клыками хватают тебя за комбинезон, за обвязку, за волочащуюся за тобой транс с веревкой и остатками навески. И хватают в самый неподходящий момент, когда левая рука впереди, и не вывернуть плечо, а правой держищся за далеко впереди торчащий маленький выступ, и ноги болтаются в пустоте, и толко уперевшись каской, удерживаешь это зыбкое равновесие… Да. Два бубнящих мата – это самое прияное, что хочеться сейчас услышать. И точно знаешь, что Пещера – матом не ругается. Значит, это будут ломиться наши…

r0489.jpg

Меандр. Юра Канаш уходит вниз...

20.47. Лежим в ПБЛе. Слушаем шум воды. Вчера Серега Кабанов размотал до дна невообразимо огромного колодца 92 метра веревки. Страшный колодец. Страшный своими непонятными, огромными, теряющимися в свете фонарей, размерами. Затем вниз спустились я и Тумилович. Два водопада, падающие в пропасть. Вода до дна не долетает, превращается в водяную взвесь, от которой сразу тухнут карбидки, но на то время, пока они горят, вспыхивает неописуемо красиво – Подземная Радуга !  Ощущение нереальности происходящего потрясает. Пещеры часто сравнивают с космосом. Да. Это – просто другой, совершенно иной, завораживающий своей первозданной мощью и абсолютно не замечающий человека,  мир. И в этом они похожи. За пол часа становимся насквозь мокрые. К воде готовы не были, гидрокомбинезоны не одевали. Думать о подьеме не хочется. Думаешь – только о нем.  Подниматься просто жутко. Мокрая веревка тянется, превращаясь в тонкую красную ниточку. Висишь, как на резинке. Делаешь шаг по веревке и качаешься вверх-вниз с амплитудой метра в два. Ждешь, пока не остановиться. Стараешься не думать о плохом. О неожиданном камнепаде, который перебьет веревку. О заводском браке, о хреново вбитых в стену шлямбурах. Белорусы ходят по французcкой технике SRT по одной единственной веревке, без страховки. Не вдаваясь, в тонкости, скажу, что в 80 процентах случаев это оправданно. Здесь как раз может быть оставшиеся 20…

r0304.jpg

Ракович с трансом.

20.50. Лежим в ПБЛе. Слушаем шум воды. Смотрим на часы. Опять варю кофе. Курю. Тумилович не курит. Он вообще не курит. Разговоры короткие.

- Кофе будешь ?

- Буду…

- Курить будешь ?

- Давай…

Опять варю кофе. Очередная  кружка за последние пару часов.

Вчера вышли без проблем. Ну, скажем так, без особых проблем. Оставив перед новым колодцем еще 150 метров веревки, карабины, шлямбура, прочее спелеологическое барохло. В планах – сегодняшний штурм. Вчера после «90-метровика» осановились на новом колодце. Еще одном. Поперло на колодцы. Правда, дно, в отличие от предыдущего, видно. Побросали камешки, посчитали. Метров 30-35… Оставим на завтра… Да… так вод вчера вышли без проблем. Потому, что в пещере не было паводка. А сегодня группа Канаш-Дубовик ушла вниз, еще не зная о нем, и без гидрокостюмов. И срок возвращения у нее – 21.00. А 23.00 – это уже контрольный срок, после него группа выходит на спасы. На поиски не вернувшейся к контрольному сроку группы.

20.55. Лежим в ПБЛе. Слушаем. Смотрим на часы. Пытаемся уловить любые шумы. Не пещеры. Людей. Эта «90-метровка» вчера получила интересное название. Колодец единодушно нарекли «Пятница, тринадцатое». Именно такое вчера было число.И день недели. Курю.

21.00. Тумилович :

- Звони наверх на базу…

- Подождем еще пару минут…

Вся веревка, что была у нас в запасе – сейчас на дне «90-метровика». И если что-то случилось – мы ничем не поможем. Нечем. Спасфонд, неприкосновенный, упакованный в яркий оранжевый бэк, запас. В нем сто метров новенькой синей веревки, десятка два карабинов, крючья, блочки, стопперы, жумары, оттяжечки. Все, что может, не дай бог, понадобится. Не дай бог… Все это лежит наверху. В Базовом лагере. А мы – внизу, на -200 метров и три часа непрерывного бега ниже…

21.03. Тумилович :

- Звони наверх на базу…

- Подождем еще пару минут…

Курю… Связь по графику, экономим батарей. База должна включить переговорное в 21.00.

21.07. Тумилович :

- Звони наверх на базу…

- Подождем еще пару минут…

Курю…

21.10. Тумилович :

- Звони наверх на базу…

Курю…

- База, база, я Лагерь. База. База. Вызывает  Лагерь …

Хрип помех в самодельном переговорном устройстве. Щелчки, слышна веселая турецкая музыка (до Базы размотано два с половиной километра провода, где то метров восемьсот из ник на поверхности – хорошая антенна), стрекочут какие-то кузнечики.

Курю…

- База, база, я Лагерь. База. База. Вызывает  Лагерь …

Наконец..

- Лагерь, База на приеме…

- Кто на связи ?

- Игорь…

- Зови Валькова..

Пауза

- Он сейчас не может подойти, он ужин готовит…

- Срочно…

Пауза

- Вальков на связи…

- Миша. Эт Ракович. Бери Журнал выходов – записывай.

Голос Валькова даже на таком расстоянии и сквозь треск и шумы помех стал серьезен.

- Секунду…

Пауза.

- Записываю.

- Двойка Канаш-Дубовик ушла на глубину приблизительно 500 метров на первопроход из ПБЛа в 8.00 14.09. Время возврата 21.00 14.09. Группа не вернулась. Контрольный срок возврата 23.00. К этому времени уже должны быть готовы к выходу две двойки. Андрей Степурко и Артем Маклаков бегом тянут в ПБЛ спасфонд. У нас веревки для навески «90-метровки» нет, вся – ниже. Вторая двойка «Малыш» (Саша Петруша) и Володя Игнатов из базовой аптечки берут обезболку, противошоковое и побольше перевязочного. Заодно еще пару газовых баллонов. Если нас с Тумиловичем в ПБЛ-е нет, то я оставляю записку с подробной инструкцией о дальнейших действиях двоек. Как понял, прием ?

- Двойка Степурко-Маклаков тянут спасфонд, двойка Малыш-Игнатов следом аптеку.

- Да, к выходу в 23.00 они уже должны быть готовы, в снаряге и заправлены. Но выходить только по моему звонку. Как понял ?

- Понял, готовность к 23.00, выход по звонку.

- Все, конец связи.

- Подожди, к вам в 11.00 вышла двойка Вадим Ткаченко и Лена Хорошко. Они делают топу, и у них время прихода в ПБЛ 22.00. Я так понимаю, что они еще не появились ?

- Нет, Вадик не появился. Но будем ждать. Чаек уже стоит. Связь не выключай. Я думаю, что батарей на пару часов хватит.Конец связи.

- Конец связи.

Переговорку, маленькую самодельную коробочку, корпус от детской игрушки, не вырубаем. Слушаем. Но пока только одна вода, треск эфира и обрывки легкой турецкой музыки.

r0194.jpg

Михаил Васильевич Вальков

21.20. Лежим в ПБЛе. Слушаем шум воды. Смотрим на часы. Выкипает очередной котелок чаю. Чай в пещере – это хорошо. Очень хорошо. Первым делом спелеолог попросит чаю. Это тепло. Которое разольется по холодному, остывшему организму. И это – вода. После выхода – обезвоженность просто страшная. Можно компенсировать только двумя-тремя кружками сладкого чаю. Потом пожрать. А потом уже спокойно навернуть еще пару-тройку. Себе варим кофе. Гурманы, блин.

 - Кофе будешь ?

- Буду…

- Курить будешь ?

- Давай…

Лежим в ПБЛе. Слушаем шум воды и эфира.

21.22.

21.25.

21.28.

21.30.

21.33. У меня часов нет. Часы есть у Тумиловича. Китайские, пластиковые, «отобрал» на экспедицию у сына. Могут показывать только время. Но этого и достаточно. На мои вопросы тумилович смотрит на часы и терпеливо отвечает. Нависшее напряжение от ожидания  - просто звенит в воздухе.

21.35. Одновременно к залу, в котором установлен ПБЛ, подошли две двойки. Сверху по навеске пошла на спуск двойка Ткаченко-Хорошко. А снизу – слышно было, как продирается через меандр Дубовик с Канашем. Очень хорошо слышно. Сначала мы с Тумиловичем думали, что это – очередной глюк, очередные шутки воды. Голоса сверху. Голоса снизу. Сбоку. Везде. Потом поняли – да, действительно, прутся. Переговариваются. Хорошо !

r0457.jpg

ПБЛ - Подземный Базовый Лагерь. Все в сборе...

21.47. Состояние спелеологов – не передать. Двойка сверху замерзшая и уставшая. Двойка снизу еще и насквозь мокрая. Разговоры  - потом. А сейчас – чай. Снять снарягу, комбезы – и в палатку. Сушиться. Кушать. Отдыхать.

22.05. Тумилович :

- Звони наверх на базу…

- База, база, я Лагерь. База. База. Вызывает  Лагерь …

Хрип помех в самодельном переговорном устройстве.

- Вальков на приеме.

- Миша, отбой. Обе двойки в лагере.

- Ну и слава боку.

- Миша, запиши. У нас тут уже перенаселенка. Да и пять дней под землей – хотим к солнцу на пару дней. Двойка Ракович-Тумилович через час начинает выход на поверхность. Время выхода 23.00. Время в Базе 03.00. Контрольный 08.00 . Как понял ?

- Понял. Двадцать три, три и восемь.

- Все, конец связи.

- Конец связи. До встречи.

Справка.

Пещера «ТМ-62» (маркировка в кадастре) «Спадчына» (название в кадастре), ласково именуемая у нас «Эльзой» (очень красивая, что не свойственно арабикским пещерам Минского района) была найдена в прошлом  году в экспедиции «Арабика-2003» (Руководители Игорь Терещенко и Виталий Ракович) в результате поисковых работ на поверхности. Михаил Васильевич Вальков (Один из отцов-основателей клуба , в этом году бурно и весело , в составе таких  же орлов, отметивший свой 50-летний юбилей) решил отковырнуть камешек (килограмм 50), забивший подозрительную щелку. Под ним оказался узкий, уходящий вертикально вниз ход, забитый камнями, землей и  щебенкой. Первый спуск вниз показал. Четыре метра этого лаза выводят в потолок гиганского пятидесятиметрового колодца. С 9 августа 2003 года и началась история покорения  этого гиганского вертикального лабиринта. В прошлом году штурмовая команда из шести человек , Сергей Кабанов мл., Михаил Слесарчик, Виталий Ракович, Ольга Козляк, Андрей Тумилович и Ольга Дубовик за две недели смогла найти проход и спуститься на глубину – 300 метров. Практически этим же основным составом мы прибыли на Арабику и в этом году. Пещера ждала нас…

r0526.jpg

Андрей Тумилович. Только что из "дыры"...

Краткий словарь спелеолога.

Журнал выходов – юридический документ. В нем  отмечается время ухода группы на маршрут, время возврата, контрольный срок и происшествия.

Дыра - пещера

Контрольный срок – время, после которого на поиски не вернувшейся с маршрута группы обязаны выйти спасатели. Запрещено нарушать.

Очко – узкий короткий проход в пещере. Часто для расширения применяються техническаие средства типа «кувалда-зубило». Неприятен.

Сыпуха – груды наклонно лежащего мелкого и крупного гравия. Имеет тенденции лежать наверху колодца и сыпать на голову при малейшем неосторожном движении.

Клизма – похожа на «очко», но более продолжительна по длине. 2, 3, 5 метров. Неприятна.

Труба – «длинное очко», до нескольких десятков метров. Метод прохождения – дождевым червем. Очень неприятна.

Шклява – шклявой может быть и «очко» и «клизма» и «труба». Всегда неприятна.

Шклявиться – проходить «шкляву».

Колодец – вертикальный участок пещеры, от нескольких метров до десятков и даже сотен. Колодец «Чемпион» в пещере Сарма на Арабике, например, глубиной около 246 метров. В этой пещере работают Красноярские спелеологи.

Шахта – большой, колодец правильной (более –менее) формы.

Шкурник, шкуродер – узкий проход в пещере с очень острыми краями. «Очко» и «клизма» и «труба» также могут быть шкуродерами.

Шкуриться – проходить «шкурник»

Меандр – высокая, шириной от сантиметров до нескольких десятков метров вертикальная щель, промытая водой. Часто бывает многоэтажной. Может проходиться как скальником, так и с использованием навески, включая в себя горизонтальные перила и вертикальные участки.

Галерея – это галерея. Представьте себе подземный переход или метро. Часто с водой.

Река – это река.

Комбез, комбинезон – одежда спелеолога из очень прочной ткани. Кордура, баллистик и прочие буржуйские разработки…

Карбидка – основной свет спелеолога. Состоит из газогенератора (бачка), в котором вырабатывается ацетилен, и поджига (состоит из горелки, отражателя и пьезоподжига, крепится на каске), в котром и сгорает, давая яркий ровный свет.

ПБЛ – Подземный Базовый Лагерь. Промежуточный лагерь для штурмующих групп с автономным жизнеобеспечением. Это палатка, спальники, горелки, еда, миниаптечка и миниремнабор. Может быть много.

Сифон – затопленная водой часть подземелья. Для прохождения требует от задержки дыхания до высококласснного аквалангистского снаряжения. Пример – пещера Мчишта в Абхазии. Длина сифона 200метров и глубина 42.

Полусифон – соответственно, полузатопленная.

Первопроход – исследование неизвестной части пещеры, рассчитанное, с большой долей вероятности, на углубление пещерной системы.

Транс, бэк, транспортник, дармоед - подземный рюкзак из очень-очень толстой синтетической ткани. Чаще всего, это теза, из которой шьют тенты для фур. Гладкий, без карманов, мешок только с двумя лямками с дырками, чтобы вода вытекала сразу.

 

Виталий Ракович

Инструктор спелеоклуба «Геликтит-ТМ»,

руководитель экспедиции.

 

r0700.jpg

Фото Раковича

 

 

Экспедиция проводится под патронажем фирмы "ТМ" и Игоря Терещенко при информационной поддержке ведущих информационных  белорусских  порталов  TUT.BY  и OPEN.BY Снаряжение для экспедиции закуплено в фирмах "Турион" и "Фортинт".

СПАСИБО ВСЕМ !

 
 

(C) ПЛАНЕР СПЕЛЕОЛОГА (TM) 2003-2004

Рейтинг@Mail.ru Экстремальный портал VVV.RU