ГЛАВНАЯ   ЭКСПЕДИЦИИ  ВОРОНЦОВКА 2002  ■ОТЧЕТЫ


 

■ОТЧЕТ  ЮГОСЛАВСКОГО СПЕЛЕОЛОГА

 

 
   
 

 

Мне понравилось ходить с белорусскими друзьями. Они произвели на меня странное благоприятное впечатление, и я рад, что и с членами экспедиции и с руководством, был найден общий язык. Им оказался могучий русский... Но все по порядку...

Туда. Выезд в 13 номере вагона воодушевил на нормальное и благополучное завершение экспедиции.

Странность двух дней заключалась в том (старые белорусские спелеологи меня поймут) что никто ничего не шил, не штопал, не клеил ,не ремонтировал, и не делал скруток. Два дня я читал при свете "TIKKA" культовую книгу "Мир пауков", окрещенную "Миром пуков" в силу основной мысли, заложенной в сее произведение и проходящей красной нитью по ментальным складкам мозгов главных героев.

По прочтении книги общение югославов свелось к глубокомысленным узконаправленным взглядам, которыми они и обменивались, посылая друг другу коротенькие бинарчики (Информацию в двоичной системе исчисления). Проводница была недобрая, но, подкупленная большой коммунаровской шоколадкой (национальный подарок), стала на два дня нашей второй мамой. Вагон был хороший. Мне понравилась фраза нашего коллеги Ивашкевича, когда он сказал: "Я понял, что я интеллигент, потому что, когда я зашел в туалет, то во мне проснулось чувство брезгливости".

Заброска. Альберт был, как всегда, вовремя, и выгрузил нас на Воронцовке около Прометея в местный недостроенный евротуалет, где мы и заночевали остаток ночи. Воронцовка поразила нас заборами, дорожками и сооружениями типа "Беседка-шашлычная", что придавало с детских пор памятным суровым гротам вид детского парка отдыха и развлечений.

 

Руководитель группы Антаненко принял мудрое решение, исходящее от югославов, и мы с гиканьем и улюлюканьем полезли по обледенелому ручью забрасываться к Кабаньему провалу. Лагерь стал в 2 минутах хотьбы от сей дыры.

Опять-же, именно югославы обнаружили шикарное место для стоянки с двумя вертикальностоящими деревьями и двумя горизонтальнолежащими. Строительство тента велось по технологии, извлеченной из вышеописанной "Мир пуков", которая оказала на всех югославских спелеологов потрясающее по силе физиологических эмоций, воздействие.

Натянутая до предела паутина рвалась два раза просто так, третий раз на нее свалился я, но четвертая попытка оказалась решающей, и тент, несмотря на отчаянный снегопад в первые дни, нас не подвел, и служил теплым уютным домом.

Нас, как всегда, узнавали по тенту. Хотя мы специально повесили огромный белорусский флаг, гости, приходящие в лагерь, показывали пальцем на тент и говорили - "Вау ! Белорусы ! ". А потом, указывая пальцем на флаг - "О, чей это флаг?".

Школа первого года началась. И закончилась всего через пять дней. Если в первые два дня все были "отмороженные" и мужественно пытались адаптироваться к мокрому снегу, мокрым спальникам и палаткам, мокрым носкам и мокрому супу, мужественно собираясь на выход в дыру с горящими глазами и неработающими фонариками, то последние дни, по-моему, прошли в некой атмосфере сожаления, что уже все так быстро заканчиваеться, и хотели еще и еще "набегать" в пещеру куда-только можно.

О ярком пятне экспедиции. Не имеет смысла описывать по дням происходящее, стоит пройтись по самым ярким пятнам бытия нашей экспедиции. Оно было практически одно, и им был Комендант Кабанов.

Скромный французский спелеолог Кабанофф, ученик самого Мартеля, приехал к нам с рекомендательным письмом от Норбера Кастере, которое он купил на толкучке в Бресте, и зарекомендовал себя сообразительным парнем.

Первые три дня он регулярно менял местами мужскую и женскую шхельды, причем приказы эти отдавал исключительно втихаря, и один наш югославский друг был вынужден в темноте просидеть, боясь быть обнаруженным, 40 минут, слушая рассказы о пользе каких-то непромокаемых прокладок и методах их сушки на костре под видом стелек... От его вопля "Чаю гостям !" среди глубокой ночи шарахнулись не только гости лагеря и члены международной экспедиции, но и дикие зайцы Алека зашевелились на деревьях в своих гнездах и заворочались под снегом мыслящие корнеплоды…. Кличка "Разумный Пельмень" на время похода прочно закрепилась за Комендантом, как и два огромных оранжевых тормозных парашюта, которые он вечно таскал за собой по лагерю, на шхельду и в дыру, от чего окружающие шарахались , боясь быть смертельно задавленными. Одетая на огромный негнущийся белый изотермик 54 размера (Подарок одного из югославов) белая грязная полосатая простыня (Подарок одного из югославов) производила странное и неоднозначное впечатление... Мне понравилась верность Коменданта слову папе ("Подохну, но слово сдержу !"), и сколько Юра Канаш не подводил себе углем глазки, Сергей оставался непреклонен... Хорошо !

О переименовании. По решению Коменданта Кабанова "Ход Недоступности" переименован во "Вход Недоступности". Непонятно. Почему не "Проход Недоступности" или "Зад Недоступности". Надо аргументировать!

Об остальных членах экспедиции хорошо написал известный скромный югославский спелеолог Ивашкевич в своем одноименном эссе. Хотелось бы только немного добавить. Но нечего.

О югославах нашего лагеря. Их трое. РАкович, ИвАшкевич и ТумИлович. Косит еще Левкович, но это не правда. Правильно ставте ударения!

О международном конфликте. Он чуть не произошел. Юра Косоруков, воспользовавшись нашим бедственным положением, пришел к нам в гости с килограмом дифицитного сахара, и, как положено, был усажен у костра Дежурным Мишей Слесарчиком и напоен вкусным чаем в количестве нескольких стаканов. За чаем он услышал рассказ Миши о дерьмовой навеске в Ходе Недоступности, сделанной каким-то уродом Косоруковым, и, не попрощавшись, ушел... Назревал конфликт. Но он был мирно и достойно улажен юкославскими спелеологами в забегаловках Хосты. Слава югославам!

О странностях нашего лагеря.
- О страшном. "Зеленый человечек" Короткевича утром регулярно в одно и то-же время в одном и том-же направлении угрюмо проскальзывал мимо югославской палатки, что-то недовольно бормоча. Югославы боялись!
- О разумном. Мыслящие корнеплоды - арбуз и редька - оказались на поверку просто личинками диких зайцев Алека, и спускаются к Воронцовке чисто перезимовать. Их бочкообразные скользкие тельца с торчащими в разные стороны восмью органами передвижения регулярно, с громким хлопком взрывались в нашем костре, когда сие примитивномыслящие натыкались на угли в поисках алюминиевой и пластмассовой посуды, которой они, в зимнее время, в основном и питаются. (И, добавил -бы Виталик, болеют болезнью Альтсгеймера). Их отходы пищеварения, случайно, но основе исключительно осязательных эмоций, принятые кем-то за сухофрукты, были в час ужина поданы с киселем и дружно сьедены всем лагерем и его гостями.

О руководстве белорусской части экспедиции. Мне понравилось. Когда организация быта и работы хорошо отлажены, руководящий состав обычно даже не заметен. И может спать сколько угодно, подавая пример остальным югославам. А они, по примеру дежурных, сами комплектовали себе пайку из закромов завхоза, ибо закрома, кроме сахара, оказались просто необьятными по весу и скудности хранилищами неактивной протоплазмы.

Обратно. Начало отьезда с Воронцовки связано с уже известным евротуалетом, по сложившейся традиции, в котором мы опять заночевали… Не буду описывать посещение некой бани, в которой не был, но поездка в Абхазию к старым знакомым меня и югославского спелеолога Тумиловича произвели на нас потрясающее впечатление. Еще более сильное, чем "Мир пуков". В баню я не успел, и меня помыли в местной парикмахерской. И еще мы хорошо посидели вечером в дегустарне кубанского вина с "Черным лекарем" и членами международной экспедиции, а также Почетным гостем Юрой Косоруковым. В поезде было грустно во второй день - кончилось хорошее вино и был профукан Журнал Выходов и настоящий Дневник экспедиции. На вокзале нас тепло встречали...

P.S. Просто немного хороших фоток из жизни экспедиции...

Палатка югославов. Югославы наблюдают...

Когда-же Светка дочешеться и принесет им кофе...

Думы об экспедиции... Председатель, находясь и на рабочем месте, мысленно был рядом с нами. На фото - Председатель на рабочем месте.

Символично поместить в отчете пару фотографий дыры, в которую мы ходили. Все-таки мы спелеологи, а не уроды-мушкетеры !

Идиотский культ югославов пить на-ночь глядя кофе...

В лагере всегда весело! Но здоровый-ли это смех?

Даже Тумилович улыбается, и это наталкивает на ужасные подозрения...

Опять Кабаний провал – культовое место сбора югославов и сгущенки.

Наш флаг на Кавказе! Надеюсь, не последний раз!..

.

   

ВИТАЛИЙ РАКОВИЧ (С)

 

(C) ПЛАНЕР СПЕЛЕОЛОГА (TM) 2003-2004

Рейтинг@Mail.ru Экстремальный портал VVV.RU