ГЛАВНАЯ   ЭКСПЕДИЦИИ  НАЗАРОВСКАЯ  ■ОТЧЕТЫ


 

■НАЗАРОВСКАЯ  28.04.2001 - 10.05.2001 

 

"Зайцы и Уроды"

Отчет о проведении совместной с нами белорусской экспедиции на хребет Алек с 28 апреля по 10 мая 2001 года и организации там школы 1 года обучения.

Состав:

Степурко Андрей - командир
Ракович Виталий - комендант
Кабанов Сергей - здоровый лось - 1 год
Петров Володя - медремонтник-фотограф - 2 год
Терещенко Сергей - финансовый бомж - 1 год
Павлушева Света - новый молодой завхоз - 1 год
Морозов Николай - завснар - 1 год

Планы похода: Доехать. Заброситься. Сброситься. Попасть в баню. Попасть в ресторан. Попасть в поезд. Вернуться.

Результаты: Планы выполнены.

Хронологичность изложения страдает лирическими отступлениями, записями из журнала выходов и выдержками из походного дневника с сохранением стиля, грамматики, орфографии и ошибок писавших его.

1-й и 2 день поезда.

Первые два дня пути можно опустить, т.к. наше внимание было поглощено активной деятельностью Петрова, который , в свою очередь, был поглощен созиданием работоспособного налобного фонарика из баночки из-под гуталина с использованием набора клеев разной степени быстрозасыхания. Вонь и мультики от них, которыми он нас регулярно ароматизировал, не смогли снизить степень нашего оцепенения от той чистоты, которую в течение двух суток тщательно поддерживал наш проводник нашего 13 вагона. Вагон ни разу не сошел с рельсов.

1-й день.

В Хосте Альберт как всегда на своем 66-м приехал вовремя, но пьяный Степурко это время указал на два часа позже прихода поезда, и Петров с Кабановым купались в море, а мы знакомились с гостеприимными хостинскими ментами. А они с нашими белорусскими паспортами.

Потом Светка нашла урну и мы поели.

Забросились нормально, т.к. Степурко догадалься в кабину уже не лезть, а посадил туда Светку. Она пела Альберту песни, а они ему нравились, и он регулярно хлопал в ладоши, о чем мы в кузове догадывались по судорожным рывкам машины в сторону пропасти. Так доехали до Заблудших, где подняли поутряне Петербург и какую-то Вологду (впоследствие, старый знакомый Воронеж), развернулись и сбросились на Буковой без каких-либо конкретных планов и с полукилометром веревки.

Решили забрасываться в Осеннюю. На фотографии запечатлен этот момент, когда мы решаем, а Альберт терпеливо ждет, что-же мы надумали.
Стали на старом месте, где мы стояли в феврале, и где нам понравилось как в прошлый раз, так и в этом походе. Потом подошли Климчук с Проваловым и Зубковым, и стали завидовать нашему тенту.

Лирическое отступление. Через весь поход мы пронесли гордость за ту черную зависть, которую вызывал наш огромный зеленый тент размером 6 на 10 метров и на 45 баксов, и под которым мы и провели большую часть времени из тех семи дней, которые мы там проторчали.

День заброски был солнечным, день сброски тоже, все остальное время ночью и иногда днем нас поливал приветливый черноморский дождик. Вспотели, общака на каждого выпало по 19.2 кг. , что для Алека многовато. Поели. Повесили таблички “Шхельда М” на мужской шхельде, “Командирское место” на командирском месте и “Шхельда Ж” на видном месте на пригорочке метрах в десяти от лагеря. Светка поначалу не знала, что такое “шхельда”, и поэтому туда ходить не стала.
Потом мы стали поднимать флаг и обновлять частокол вокруг лагеря.

Лирическое отступление. Кстате, немного о диких зайцах. Те, кто заходил к нашему костеприимному (это не опечатка) костру, наверное обратили внимание на те странные сооружения из заостренных кольев, окружавшие наш лагерь.

Дикие зайцы, бичь февральского похода, не заставили себя долго ждать, и в мае принялись совершать набеги на нашу пайку еще с большим рвением и заметно возросшей ввиду повышения уровня солнечной активности, организованностью. Повадки диких зайцев давно и хорошо известны минским спелеологам. Живут дикие зайцы в “Величественной”, но делают вид , что логово у них в менее известной пещере “Заячья”, что прямо на хребте под бревном. Ночюют днем, забираясь высоко на деревья, а ночью спускаются вниз в судорожном поиске добычи. Ни частокол, с которого мы утром частенько снимали еще трепыхающиеся тушки, ни надпись “ Пайка”, припасенная заранее и вывешенная на совершенно противоположном от жратвы видном месте , не спасли нас от потерь. Москвичи и киевляне, пользуясь нашей детской наивностью и естественным страхом перед зайцами, беззастенчиво поедали наш чай и пряники.

Продолжение 1-го дня.

Пошли столбить Назара, в ночь решили повесить на входном веревку. Дыра поразила и понравилась белизной, не свойственной Алеку.

Журнал выходов. 1 мая 2001 г.

ФИО Куда Время выхода Время прибытия Кон-ный срок Время возврата
1 Кабанов,Терещенко П. Осенняя, 40 м. 20:25 21:30 22.00 21:35
2 Степурко,Ракович, Павлушева П. Назаровская, 2 колодца 21:30 23:30 00.30 -
3 Петров, Морозов П. Осенняя, 40 м. 22:00 23:00 23.40 22:36

Дневник экспедиции.

Ракович

Сегодня мы празднично забросились и никто не подох. Жалко. Потом мы быстро и грамотно поставили лагерь, и я , как комендант, опять ни на кого не орал. Жалко. Кстати, мы стоим на том-же месте, что и в феврале и поэтому по старой памяти все быстро и грамотно сделали.
"Осеннюю" делает фирма "Кавекс". Они уже сперли у нас в первый день петцелевскую карбидку и 10 метров сопли - видно, что ребята не готовы к серьезной дыре. Это удачная шутка. Ха-ха-ха.
В лагере оживленное настроение. Глазолин в себя литрами льют я , Коля Морозов, меньше Степурко и Серега Терещенко. Володя Петров глазолин не льет - он непьющий.
Погоды стоят предсказанные, очень подозрительно громко поют какие-то дятлы и просвечивалось пару раз солнышко - видно, к дождю.

Все строят частокол от диких зайцев. Степурко взял за основу старый и только немного укрепил его, а Коля Морозов построил новый и даже заострил колья.
Еще про глазолин. Как и одинадцать лет назад (Степурко поймет) он стоит на видном месте и никто не делает из него культа.
Сегодня поидем в Назара, застолбить дыру.
19:20

2-й день.

Спали неважно. По лагерю ночью бродили зайцы и шел дождь. Встали. Поели. Дежурные были на высоте, но Коля высказал подозрение, что той пайки, что мы взяли, хватит максимум на ближайшие два дня. На сахар и гречневые кружочки обьявлен военный коммунизм. Зато “Гугутина” (Сорт горчицы) жрем ложками.

Оделись и пошли в Назара. Степурко сказал, что-бы я шел навешивать, и я, дурак, согласился. Промок уже на первой 20-ке, пытаясь реализовать глупую идею Степурки. Потом послал его, и дальше все пошло нормально. На фото справа вход в Назара.

Журнал выходов. 2 мая 2001 г.

ФИО Куда Время выхода Время прибытия Кон-ный срок Время возврата
1 Кабанов,Терещенко, Павлушева П. Географическая, Нудный Ход 10:30 19:00 21.00 18:30
2 Степурко,Ракович П. Назаровская, навеска 11:00 19:00 20.00 18.50

Дневник экспедиции.

Морозов. Записки дежурного.

День начался хорошо. Костер сопротивлялся недолго и завтрак приготовили вовремя. В этом походе, в отличае от февральского, едим мало, но вкусно.
Серега Кобанов и Терещенко со Светой Павлушевой отправились искать п. Географическую Нудный ход. Забыли взять кружки и чай. Ничего удивительного - Света завхоз молодой, погрызут сухой спирт так.
Степурко и Ракович свою дозу чая не профукали - профессионалы. Ушли навешивать Назаровскую.
Подул ветер и примолкли дятлы - наверное, будет дождь.
Приходила команда “Кавекс”. От чая отказались - гордые. Увидев табличку “Шхельда Ж “ долго смеялись. Потом ушли в Осеннюю.
Петров Вовка все время мастерит. В его конструкциях явно не хватает клея и скотча. Но я молчу, не даю советов и не ругаюсь. Ничего странного - охрип, тяжело говорить.
Пришла еще одна группа москалей. Спросили, где Назаровская. Я указал на табличку с надписью “Шхельда М “. Ушли.
Вовка решил меня немного полечить. Дал какое-то колесико и сказал, что это не опасно. Сидя у костра, бесконечно радуюсь, что там, на Родине, все учаться, а я нет. Да, ничто так не радует, как чужое горе.
Начали выходить москали с направления “Шхельда М”. Выходят оттуда по одному. Мы в ожидание возврата наших. Писать больше некогда.
С 11.00 до 17.00

Петров.

Мы с Колей Морозовым дежурим. Наши разбежались по пещерам. Сегодня в 9 часов раздовались стуки по лесу. Сомнений нет - это зайцы, группируются. От лагеря отходим только с топорами. Коля в наглую нарубил долв , зайцев не боясь. Наглость длилась пол-дня, так-что дров у нас завались. Зайцы попрятались и не появлялись.
Сделал умывальник. А кому он нужен ?
До обеда.
Осталось 1 час 15 минут до возвращения Степурко и Раковича, как прошла вторая группа москвичей в Назаровскую, ничего не спросив. Задержат наших
17:45

Ракович.

Вчера вечером все-таки поперлись в Назара, я, Степурко и Света. Пошли часов в 8 вечера, в тумане забрели на шхельду (свою), но потом все-таки нашли. Дыра потрясающая, обьемами и чистотой. Сделали два типа колодчика. Потом Степурко загнал Светку под камень показать мышку и настучал ей по голове камнем. Сказал, что это предварительное посвящение
Сегодня день коронок. Первая коронка моя - про москвичей, которых мы встретили в Назаре. Сверху спускается девушка, совершенно уверенная, что в низу никого нет. Мы сидим под колодцем со Степуркой с потушенными фонарями и курим. - “Девушка, вы свободны ? “. Девушка смотрит на нас совершенно ошалевшими глазами и на полном автомате отвечает : “Свободно до конца”. Потом Петров у костра посветил на Морозова фонариком и сказал, что он его “засветил”. Было еще что-то, но я не помню.
Назар - потрясающая дыра, чистая до безобразия. Вода симпатичная. Уступчики и меандр классические, колодцы - белый известняк. Дыру навесили чисто по белорусской классической СРТ. Там, где по схеме 60 метров перил, да и вся стена пробита шлямбурами, висят четыре куска магазинного репа с мохнатыми-мохнатыми концами и ими неудобно пользоваться.

Я внизу немного намок, т.к. навеска на последних за сегодня двух колодцах идет ровненько под водопадики.
Вечером Коля Морозов устроил праздник живота, и я , да вроде и все, вкусно обожрались. К ужину, как всегда, вылезли москвичи, и им тоже отвалилось харчо. Халяве они страшно обрадовались, и сказали , что придут завтра.
Пора спать.
22:00

3-й день.

Все куда-то ходят, все довольные. Ночью опять шел дождь и зайцы куда-то забились. Днем тоже пошел дождь, тихий и надолго. Воды в дыре прибавилось. Степурко сказал, что если я начал навешивать, то должен трахаться до конца. Типа, это моя дыра.
Москвичи балдеют от нашей навески, где они провесили в “трубе” 60 (шестьдесят) метров основной веревки, а мы со Степуркой четыре куска репшнура метра по три и они там болтаются с махровыми необпаленными концами, т.к. резали, спускаясь . Белорусская техника СРТ - высокий класс !
Дежурные сказали, что днем по лагерю бродил заяц-шатун, и сьел три конфеты. Не поверили, нашли три конфеты у Кабанова, но он сказал, что их подкинул ему заяц. Не поверили, нашли зайца. Отобрали у него еще три конфеты.

Журнал выходов. 3 мая 2001 г.

ФИО Куда Время выхода Время прибытия Кон-ный срок Время возврата
1 Петров, Морозов П. Географическая, Нудный Ход 11:40 19:00 20.00 17:20
2 Степурко,Ракович П. Назаровская, навеска 12:15 20:30 21.30 20.30
3 Павлушева, Терещенко П. Осенняя, 40 м. 14:50 16:20 16.50 16:38

Дневник экспедиции.

Завхоз Света.

Вчера мы (Света, Серега Терещенко & Кабанов) были в Нудном. Если кто-то до этого не знал, почему у хода такое название, то теперь никому обьяснять не надо.
Все началось с того, что мы 2 часа искали вход.Пока бегали по горкам - успели по три раза вымокнуть и проголодаться (особенно досталось Кабанову и Терещенко - они такие круги наматывали !). И все-таки вход был найден ! Ура ! Мы обрадовались, т.к. не подозревали - что нас ожидает. А было вот что : темно, узко, много воды и о-о-очень нудно. В одном, особенно узком месте, я застряла, но благодяря усилиям парней была вытащена, и наш путь продолжался. Мы затратили на дорогу туда 2 часа, назад 1.5 часа (подгоняло желание вылезти из этого нудного места). На обратном пути я снова застряла (еще-бы, столько есть, я дома так не ем !) и снова преодолела препятствие. А еще Сергей К. забыл внизу карабин, спускаться не стали, а вместо этого заслали за ним сегодня Колю & Вову.
В Нудном мне понравилось, нисмотря на то, что я промокла основательно. Сталактиты и каменные ступени, по которым перетекает вода (чистая!) выглядят супер ! незабываемые ощущения испытываешь, когда поднимаешся скальником, а сверху на тебя льет водопадик. Мы сделали несколько снимков. Если получиться, то будет здорово.

Выбрались из Нудного, посидели на травке, заточили “Марс” (а еще говорят , что завхоз - зверь!) и пошли назад. Устали, как собаки, но настроение было хорошее
Сегодня мы (тот-же состав, см. выше) дежурили. Первым встал Вова - зашивать комбез. Это было 6 утра (или 5 ?). В 8 всали всей палаткой почему-то. После завтрака В.Ракович & А. Степурко отправились в Назаровскую, Коля & Вова - в Нудный, а Серега & Серега их провожали. Я осталась одна. Пришли москвичи и пили наш чай. Когда вернулись Сереги, вместе пошли в Осеннюю. Вах ! Там уже не мокро и не узко, зато грязно и страшно. Я шла медленно, а Серега меня подгонял и кричал, что мало времени. Приэтом добавлял, что-бы я не торопилась. Где правла ? Мышей не было. Какая жалость ! Когда поднимались - ноги устали - жуть ! Зато вверх абсолютно не страшно.
Пока мы были в пещере, Сергей Кабанов красил ногти вместе с пальцами зеленкой и играл на гитаре (Полтора часа ! Вот пробрало человека !). Когда вернулись Коля с Вовой, Колю пробрало на чай, он выпил как минимум, кружки три и постоянно требовал конфет (но дух завхоза остался непреклонным).
А сейчас все мы ждем Раковича и Степурко, а выглядет это так: Терещенко шьет комбез, Кабанов сушит штаны, Коля и Вова- свитера. Хочеться кушать.
P.S. Сейчас Коля грязно выругался, он сказал “Вот уроды !”. А Кобанов добавил : “Сегодня, когда все люди будут спать, Кабанов и Морозов отправятся за уродами Степурко и Раковичем, которые не вернулись” (Записано дословно со слов Кабанова и по его просьбе).
Кабанов втоптал в грязь конфету (Совсем зажрался). Не зря его Ракович сегодня обожрал - забрал его конфеты с собой в “Дыру”.
Очевидно, вечер

4-й день.

Ночью шел дождь. Утром идет дождь. К обеду закончился. Пойдем на штурм ночью, может будет все-таки меньше воды в том водопаде.
Погнали всех в Назаровскую. Есть надежда, что помогут с выемкой. Все довольны. Еще не знают, что их ждет. Коля пришел и сказал “Что-б я здох !”. Интересно, что он скажет завтра?

Журнал выходов. 4 мая 2001 г.

ФИО Куда Время выхода Время прибытия Кон-ный срок Время возврата
1 Кабанов, Морозов П.Назаровская, 120 м. 14:10 19:00 20.00 19:30
2 Терещенко, Павлушева, Петров П. Назаровская, на 2 часа по времени, примерно 150 м. 14:15 19:00 20.20 19.45
3 Ракович, Степурко П.Назаровская, навеска до дна и выемка до 220 м. 23:00 7.00/5.05 10.00/5.05 6:00/5.05

Дневник экспедиции.

Ракович.

Вчера не сделали Назара.Остановились, предположительно, на середине последней 30-ки (это за -260 м.), шлямбура набиты, но навеска уходит ровненько под бьющий водопад, сегодня попробуем откачнуться и забить чего-небудь. Кстате, по схеме на кальке, это уже последний колодец. Комбез сегодня штопал пол-дня, разлезся по всем швам. Когда вчера бежали со Степуркой обратно, то перли по ручью, не замечая. Когда висел на колодце - заметил, что сапоги сваливаются, полные воды.
Сегодня целый день отдыхали, пойдем в ночь спуститься до дна и потом достать веревку до ПБЛа около притока Примусной. Морально готовлюсь купаться по-уши, т.к. всю ночь и пол-дня лил дождь.

Приходил Клим с Проваловым, выжрали все наши пряники и опять обещали завалить нас пайкой. Мы со Степуркой опять дружно поверили и закивали головой.
Сегодня все-таки получился инструкторский день. Мы выпили по чашечке кофе и сьели один “Сникерс”.Потом Степурко отметил инструкторский день рубкой дров, а я дневным здоровым сном на 20 минут, пока не прилетел огромный комар и не напугал меня.
Все вернулись из Назара создоровым чувством легкой эйфории и сейчас начнеться гречневый ужин.
20:00

Морозов.

Всю ночь и утром шел сильный дождь. Всю ночь не спал, чувствовал, что впереди тяжелый день. Утром в дыру я идти не хотел, чувствовал себя страшно больным. Но разве открутишся. Пошли в Назар всей толпой. Я и Кабанов Серега впереди, а тройка Света, Вова и Серега Терещенко сзади. Бежим на время. За 1.5 часа спустились на -180. Вот лосики ! Немного покурили и поперлись потихоньку назад. Я окунулся в первом-же водопаде и шел по-пояс мокрый. Серега Кабанов, сволоч, шел сухой. Дыра потрясаюшая, ьелая. Чистая. Рад, что меня выгнали сегодня в дыру. После нее чувствую себя бодрее, чем утром, готов к новым приключениям. Завтра они нас с Сергеем Кабановым точно ожидают. Если Степурко и Ракович (которых сейчас отправляем в ночь) не вернуться к 10.00, то пойдем на спасы, если вернуться, пойдем на выемку. Как говорит Виталик - “Нам не уити от большой спортивной славы”. Радует только одно - после дня напряженной работы будет день отдых, а потом сброска.
В общем, я устал и , как всегда, грязно ругаюсь и нападаю на всех. (Комментарий:Cамое грязное его ругательство звучит “Что-б я здох !”) Все, как обычно. Сейчас идем спать, надеюсь, удасться поспать хоть немного.
23:00

5-й день.

Победа ! Это первая секционная дыра до конца после Возрождения секции. Мы никакие. Выползли (буквально) в 6 утра. Светает. Выпили по 100 грамм водки. Пошли спать в 7 утра. На деревьях орали разбуженные зайцы. Проснулись в 10. Морально готовим молодых к выемке, рассказывая , как там узко, мокро, холодно и вообще плохо. Сами морально готовимся валить на спасы. Не хочеться. Весь день в постоянном напряжении. Все насквозь мокрое и ни хрена само не сохнет. К вечеру потихоньку стали спускаться зайцы. Уже к нам привыкли.
Вспоминаю, что ночью уже на выходе я чуть не прибил Степурку. Выскакивал первым. Не помню, но на какой-то K12 уже при выходе из колодца невесть откуда взявшийся телефонный военный кабель обмотал веревку. Я распутал ее, выскочил и решил его оторвать, чтобы он не мешал. Проорав Степурке “Свободно” , я стал дергать кабель. Степурко встал с небольшого пятачка и стал пристегиваться. Хорошо, что он всал с этого пятачка. Кирпич килограмма два, обломанный телефонкой, за котороую я деркал, отломался и летел очень бесшумно, но грохнул очень внушительно. Степурко должен быть мне страшно благодарен, что я так вовремя проорал ему “Свободно”.
Вечер коронок. Дежурный Кабанов сказал следующее: - “Пока не доедим суп - смотрим на костер ! “. Рядом вкусно дымиться второе. Совсем озверел, стал - как заяц.

Журнал выходов. 5 мая 2001 г.

ФИО Куда Время выхода Время прибытия Кон-ный срок Время возврата
1 Кабанов, Морозов П.Назаровская, выемка с ПБЛ с 220 м. 11:30 20:00 22.00 19:00
2 Терещенко, Петров П. Назаровская, выемка со встречи с группой Морозова 15:30 22:00 24.00 20.15

Дневник экспедиции.

Ракович.

Сегодня ночью, примерно в 2.00, я был на дне Назаровской. На последнем, по старому нашему со Степуркой мнению колодце, мы соорудили сумасшедшую конструкцию из оттяжек и 7 карабинов. Еще вечером я знал, что несмотря ни на что, я пойду вниз, и заранее приготовил мешок сухих шмоток. И когда навесили, я попер. Думал быстро сразу проскочить до просвечивающегося PETZELем дна и очень быстро полетел, так-как, несмотря на нашу конструкцию, я спускался ровненько под водой, она была просто ВЕЗДЕ !. В узел я не вьехал. Просто, глянув вниз, увидел это дно еще метрах в 10 ниже и бурлящую, как-будто кипевшую, в водобойках, воду, и узел метрах в двух ниже. Схема обманула. Я сам поразился своему спокойствию, переваривая все варианты. Подниматься вверх 10 метров под потоком за веревкой не имело смысла, ждать веревку сверху от Степурки опять-же под потоком тоже, тем более, что вода грохотала так, что даже эти 10 метров прокрикивались с трудом, и разобрать что-то было невозможно. Опять-же, если-бы я поднялся наверх, то вниз-бы уже не пошел, за эту минуту спуска под потоком я стал, как мешок с водой. Потом, когда бежали обратно, я два раза выжимал носки и выливал воду из сапог, но они тут-же наполнялись тем, что стекало из-под комбеза.
Слева наверху я заметил углубление в скале, и перецепившись на кроль и жумар, поднялся и закачнулся в нишу. Там был шикарный клык и почти не лило (Сравнительно). Я проорал Степурке про тросовую петлю и еще веревку. Мы долго перекрикивались, пока он понял, что надо. Спустил трос на новом конце, и я пристраховался за клык. Потом вплел новый конец в старый. Решил отвесить веревку еще дальше от воды и траверснул по карнизу, отходящему от ниши, еще метра три. Там был еще один клык и стена заворачивала направо. Я крикнул Степурке, и он спустил мне транс, я хотел использовать его, как прокладку. Что-то щелкнуло у меня в мозгах, и я достал молоток и пару раз ударил по клыку. На удивление, он легко тресну и глыба кило этак на 10 улетела вниз. Хорошо, что не по веревке. Грохот был очень внушительный, даже Степурко сквозь шум воды услышал и заорал что-то сверху. Наверное, обосрался. Вернулся обратно в нишу, встегнул транс в карабин тросовой петли и положил на него узлы и идущую вниз веревку. Получилось отлично. Надо сказать , что обемы там, как в Назаровской на входе, но постоянно бьющая вода превратила стены в сплошные очень острые ножи. Как ряды параллельных горизонтальных лезвий, торчащих из стены. Слава богу, веревка через транс шла над ними, правда, всего в нескольких сантиметрах. Я отцепился и поехал вниз.
Спустился опять под водопад, хорошо, что не в водобойную яму. Вода там буквально кипела, падая и закручиваясь, метров с 25. Каково-же было мое удивление, когда , заглянув за стену направо, я увидел, что обещанного сифона нет, а дыра обьемами растет на глазах. Такого дурацкого азарта я давно уже не испытывал, больше, чем сейчас, намокнуть уже было нельзя, и пристегнулся опять к веревке и попер вниз. Сначала уступ скальником м.4 и водобойка. На ее отполированных бортах свежий шлямбур. Встегиваю карабин, под веревку мешок-спитовницу. Вниз колодец метров 8, опять водобойка и такой-же шлямбур. Опять встегиваю, подкладывать уже больше нечего. Колодец метров 10, узел вьезал в руку, когда до-низу осавалось метра 4. Рядом поток шуровал в удивительно спокойную неподвижную воду. Это, наверное, и есть сифон. Я плюнул в него символически, повисел минуту-другую, и пошел наверх. Когда подошел к 25-метровику - услышал истошные вопли Степурки. Наверное, меня долго не было. Остановился и погладил веревку. Попросил, что-бы спасала и не подвела. Таких острых заточенных стен я еще не встречал, а снизу стало хорошо видно, что в одном месте Юкроп елозит по лезвию. Подымался опять под потоком.
Потом мы со Степуркой поперли обратно. Перли, это очень сильно сказано, т .к. по уступам перед “трубой” мы уже просто ползли на коленях.
Вышли - рассвело. Покурили, в лагере выпили по 100 грамм водки, переоделись, пошли спать.
17:00

Завхоз Света.

Кончилась пайка. Утром, когда я мирно спала одна в паладке, меня безжалостно разбудили и отправили на поиски гречки (или риса, или макарон - ну хоть чего-небудь !).Впереди еще 2 дня, а у нас осталась всего 1 пачка вермишели. Может, у москвичей стрельнуть еды? Они думают, что откупяться “Сникерсами”. Сегодня, правда, принесли сухарей с изюмом.
Кабанов с Морозовым отправились в Назаровскую на выемку. Вчера, когда мы были там впятером (Кабанов, Морозов, Теоещенко я и Вовчик), Коля сказал : “Что-б я здох !”. Сегодня, когда он вернется, скажет : “Почему я не здох вчера ?”

Медремонтник лагеря Петров.

Сергей Терещенко и я проснулись готовить завтрак. А из чего ? И скали гречку и рис три раза. Разбудили Свету. Она подтвердила, что пайки нет. Куда все делось ? Пока выясняли, прилетел какой-то дятел , типа “мэсный синиц” с длинными лапами. С такими лапами нашу пайку тягать можно мешками. Свалили вину на него. Из палаток восстали почти все, особенно Степурко. Ракович еще спит после тяжелой ночи. Он со Степурко ночью ходил в Назаровскую до дна. Пришли примерно в 6.
В этот день москвичей понесло. Они несли все от сникерсов Гришкиных до сухарей с изюмом.
Сделал фонарик. Скотч, изолента, батарейки - все, что нужно. По словам наших, им можно здорово шокировать москвичей, подкинув его им в лагерь. (Комментарий: очень напоминал конструкцию белорусских партизан для нарушения целостности путей железнодорожных сообщений.). ну и хорошо, ведь у них столько много еды. Так вперед, Белорусы !
Виталику снилось после Назаровской строительство деревянной подводной лодки.
P.S. О зайцах ! Появились какие-то зайцы - вампиры. Не знаю, как они летают, но остальные зайцы просто отдыхают.

Ракович.

С выемки вернулись Морозов с Кабановым и пара Терещенко с Петровым. Выемка с Назара закончилась. Мы сделали эту дыру ! Комплимент мне - я полностью провесил эту дыру - надо, наверное, гордится.

Ура ! Это первая законченная дырка в нашей секции !

6-й день.

Солнце. Много солнца. Все пытаются загорать , Морозов пытается загорать в черных очках. Но из-за них солнца не видит , и поэтому загорает где-то в тени. Приедет , наверное, черный. Завидно.
Третий день подрят мы со Степуркой дежурные. Три дня мы хорошо и сытно с ним едим. Остальные тоже что-то едят.

Все ходят фотографироваться к Назару и на хребет. Мы со Степуркой тоже. Результатом потрясающей по гениальности мысли посмотреть сколько осталось в фотоаппарате пленки, открыв сзади крышку , явилось создание ряда сюрреалистичных фотографий в малиново-красных тонах с летающими тарелками и набором зеленых человечков.
По свежей памяти лепим со Степуркой схему навески. На глазах рождается шедевр. Косоруков завидует и просит прислать.

Журнал выходов. 6 мая 2001 г.

ФИО Куда Время выхода Время прибытия Кон-ный срок Время возврата
1 Павлушева, Терещенко П. Осенняя, 80 м. 14:00 18:00 19.00 -

Вечером был прошальный ужин с 200 граммами “типа технического” спирта (такая надпись была на бутылке) и 300 граммами сохранившейся водки. Всем было весело, Светку дергали “помойным котом” на дереве и чуть не задушили. Все смеялись. Светка не могла, добрый Степурко взялся вязать булинь где-то в районе Светкиной шеи, и воздуха смеяться ей явно не хватало.
Потом с выемки из Осенней вылезли Климчук, Зубков и Провалов. Наша праздничная атмосфера им так понравилась, что они просидели в комбезах около нашего костра часа три и мы все пели песни.

Тогда и родилась культовая “White revolution”. Провалов сказал, что Зубкова уже давно так не пробивало. Песня про верблюдов нам тоже понравилась чрезвычайно.

7-й день. Сброска. Захват Хосты.

Проснулись. Пожрали. Собрались. Убрали лагерь. И сделали потрясающий пионерский костер из километров двух телефонного провода, который москвичи, чистя Назара, любезно оставили у нас в лагере.

Альберт был , как всегда, вовремя, с собой мы посадили москвичей Косорукова, на что он затаил на нас , как рассказал потом Провалов, жуткую обиду и подозрение на халяву за московские деньги доезать до Хосты, и быстро и благополучно спустились вниз.
Тут-же с вокзала началось посещение обменника, покупка цивилизованных продуктов (Степурко пил “Lager”, а я “10”). После этого началось групповое посещение бани.

Посещение бани. Мы со Степуркой мылись в бане, остальные в душе. В бане мы не замерзли, т.к. нам дали тапочки. Мы помыли вибры и высушили их на камнях в парилке. Температура камней была выше окружающей, причем градусов на 20. В бане было очень холодно и все было очень холодным, только пиво - теплым. Я вышел из бани чистым, и Косоруков с компанией, с которыми мы неделю работали бок о бок в Назаре, меня не узнали и спросили - кто я за такой спелеолог и откуда. Значит, действительно чистый.

Покупка вина. Покупка достаточного количества вина была задачей номер два в нашем плане культурного отдыха в Хосте. В феврале мы купили 12 литров вина на 15 человек, и оно кончилось в первый день поезда. Решили купить 15 литров вина на 6 (Петров не пьет !), что-бы хватило на два дня. На базаре перепробовали все вино, потом познакомились с нормальными пацанами-продавцами, скорифанились и долго пробовали все вино у них. Потом коньяк, тоже у них. Потом стали покупать у них, и тоже пробовать. По-моему, потом пошли на вокзал отнести все, что купили. Прохожие завистливо смотрели вслед.

Ресторан № 1. Хачапури по-аджайски. В Хосте есть одна дыра, где делают такое хачапури. Это лодочка из теста с расплавленным сыром, в которой плавает в масле жаренное яйцо. Вещь страшная вкусно, особенно если знаешь, как есть эту конструкцию, иначе все будет на штанах. Мы со Степуркой знали, и поэтому все пошли в забегаловку “Улыбка”, где мы и ели вышеназванное блюдо, опять пили много вина и много танцевали.

Ресторан № 2. Культурная программа предыдущего ресторана нас перестала удовлетворять своей попсовой музыкой. Ни ”Крематория”, ни хотя-бы Шевчука они не знали, и мы собрали последние 120 рублей, и зашли в более крутой кофеюшник. Там мы “по-большому” заказали на пятерых три чашечки кофе и 50 грамм джина. И продолжили танцевать.

Хостинские менты. В самый разгар дискотеки прибежал финанист Терещенко, и сказал, что на вокзале менты приняли его за бомжа, и теперь идет проверка документов. Нам грозила за отсутствие регистрации 3500 рублей штрафа, сдача билетов и работа в течение 15 суток на благоустройство и озеленение Хосты. Договорились на 500 со всех и без озеленения, собрали около 100 железными копейками и мент, брезгливо поморщившись, все эти 2 килограмма железа рассыпал себе по карманам.Это фото на предыдущей странице со счастливыми лицами после того, как угроза ареста миновала, а наш поезд уже подходил к перрону.

Дневник экспедиции.

Петров.

Утром проснулись, быстро свернули лагерью Палили мусор, пламя вспыхивало разноцветными языками. Очень красиво ! Все уезжаем. Берем москвичей к нам в машину. Она приехала ровно в 11:00. Альберт, как всегда, пунктуален. Хороший человек, хотя я с ним и не разговаривал.
Едем. Москвичи с нами не очень разговорчивы. Выехали на хребет. На горизонте далеко показались горы в солнце. Первый раз увидел настоящие заснеженные горы. Внутри шевельнулось непонятное чувство, но очень приятное.
Альберт останавливал машину, и Света очередной раз выбегала за очередной травкой для своего гербария. Жарко, прохладный ветер в машине.
Хоста. Приехали. Разгрузились. Помылись в душе. Подумаешь, какая-то сауна. Фотографировались под пальмами, особенно месье Кабаноф с очень довольным лицом.

Сергей Терещенко. Я и Света пошли на пляж. В течение часа купались в холодной воде (После нас многие на пляже полезли в воду), делали зарядку. Света отжималась пять раз, ползали по пляжу, рассматривали камни, загорали, фотографировались. Ждали месье Кабанофа фа-фа ля-ля. Погода стояла прекраная. Хорошо искупавшись в холодном море лежать на горячих камнях.
После изучения камней на четвереньках по пляжу, дети признали нас за своих и тоже носили нам какие-то камни.
Степурко, Ракович и Кабанов пропали куда-то с вокзала. Мы пошли в город посмотреть где наши и найти рынок. При такой погоде бродя наугад по городу можно запросто расстратить фотопленку. Жалко, что не взяли больше в поход.
Сфотографировали нашу веселую мадмуазель завхоз на мосту с бутылкой пива. Зашли в орнотологический парк. Там птицы, птицы. Зайцы и старый чихающий олень. Неподойти. Зайцы здесь совсем не страшные, не то, что в лагере.
Фотография “Света и заяц”. А может, “завхоз и заяц”. И все не так романтично. На самом деле все было красиво. Наши нашлись около речки. Виталик лежал, остальные стояли, в общем, отдыхали.
Дальше было кофе, прекрассное Хачапури, кофе, где мы, особенно Света и Андрей, зажигали весь зал. Танцевали просто шик! Тут кончилась пленка. Жаль !
Второй кофе (ресторан) рядом с вокзалом. Танцы, кофе, Месье Кобанов, девушка местная.
Сергей Терещенко спал на вокзале, где его приняли за бомжа и схапала милиция. (Наш финансовый директор - бомж !- Ха -Ха !). Забрали паспорт и наши билеты. Мы все прибежали. У нас нет регистации в городе. Милиционер с официальным лицом много обьяснял, сказал собирать вещи, сдавать билеты и ехать с ним в отделение. И это за 45 минут до порезда. И уже совсем с неофициальным лицом он принял от нас сто рублей и отпустил. С виду приятное лицо и сразу не скажешь, что лицемер. Хотя-бы отпустил нас просто так. Я напрямую впервые сталкиваюсь с таким человеком.
Вот мы в поезде. После Сочи ложимся спать. Настроение группы не помню. У самого было плохое.
22:00

1-й день поезда.

В вагоне едут 7 спелеологов, человек 15 кришнаитов и человек 10 мелковозрастных каратистов. Нас путают с кришнаитами. Обидно. Разбор полетов начался утром и закончился часов в 12 ночи. Выпили все вино. Пели “White revolution”, “Рыцаря”, “Рыжую лампу” и “Бусики”

2-й день поезда.

Вина нет. С кришнаитами нас уже не путают. Знают в лицо. Особенно проводница. Весь вагон выучил “White revolution” и не только подпевает, но и заказывает по -новой. На все оставшиеся деньги скупается все пиво и в “Лужках” ставшая культовой “Орловская Полесская 40%”. Поем на вокзалах с кепкой в ногах для мелких денег (При этом пьем “Lager” и курим “Mallboro”). Подьезжаем к Минску. Тоскливо.

Дневник экспедиции.

Петров.


Андрей Степурко возбужден два дня. Все время требует революцию.Это песня такая. Пели по 10 раз на день. Слова, наверное, выучил весь вагон.
Света, как всегда, хороша со своими песнями. Человек с тележкой, но уже второй год без лимонов, Свете говорит восхищенно “ну, поешь. Ну, молодец. Солнце мое”. Но Света и наше солнце тоже.
Брянск. Танцевали на перроне и пели песню, как панки “Баю, баюшки, баю” из бременских музыкантов. На соседней платформе ремонтная бригада женщин с молотками, разинув рот, молча смотрела на нас.
Смоленск. Серега Терещенко (бомж-финансист) ставил упорно на столик пустую бутылку, а она падала.Все-таки поставил.Смешно было-бы, если-бы бутылку поставил, а сам упал. Да и бутылка из под воды.
Распрощались с мальчишкой лет 3-4 Игорьком. Который расстреливал из пистолета месье Кобанова и поедал печенье.Опять ели Роллтон и пели песню Революция. Сварили гречневую кашу на газе. Запах на весь вагон.
Орша. Проводили Колю Морозова и встретили Лену, жену Виталика. В нашем вагоне веселуха, пока я пишу, Сергей Кабанов умирает от смеха. Я вспоминаю, что есть в аптечке от этого. Еще сегодня День Победы.
22:50

3-й день поезда.

Потрясающая встреча. Ленка (моя жена) села еще в Орше, остальные на вокзале в Минске притащили много народу, пива, шампанского. Мы обливались пивом (Я - Степурку), и Степурко здорово вымок. И стал липкий. Атмосферу праздника здорово портил Костюк, но мы его поняли и простили. Все разьехались по домам.

Всех, кто с нами ходил, Ракович и Степурко поздравляем с классным и удачным походом!

 

(C) ПЛАНЕР СПЕЛЕОЛОГА (TM) 2003-2004

Рейтинг@Mail.ru Экстремальный портал VVV.RU